Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

2021

16.08.2021

Юрий Николаевич Рерих – ученый, которым гордится Россия

 groerich4.jpg
 

16 августа 2021 года исполняется 119 лет со дня рождения Юрия Николаевича Рериха (1902–1960), одного из крупнейших ученых-востоковедов, талантливейшего лингвиста, историка, этнографа, археолога, путешественника и общественного деятеля, чья личность, несомненно, представляет планетарную культурную ценность.

Переоценить вклад Ю.Н.Рериха в востоковедение невозможно, он обладал поистине энциклопедическими знаниями: в совершенстве владел более чем тридцатью европейскими, азиатскими языками и диалектами, блестяще знал культуру, религию, философию и историю Востока. Выдающийся ученый являлся членом Королевского азиатского общества в Лондоне, Азиатского общества Бенгалии, Парижского географического общества, Американского археологического и этнографического обществ и многих других. Научные труды Ю.Н.Рериха снискали мировую славу и известность.

В семье Рерихов придавали большое значение воспитанию детей, с раннего возраста приучая их к труду, самостоятельности, инициативе. Как писала Елена Ивановна Рерих, оба сына с самого детства были ее радостью и гордостью, оба необыкновенно даровиты, талантливы и большие труженики. Каждый шел своим путем, их отличали интерес к различным отраслям знания и упорство в достижении намеченных целей. Оба получили прекрасное образование.

С 1912 по 1916 год Юрий Николаевич учился в Петербурге, в частной гимназии Мая. Его ранние письменные работы по истории «Покорение Новгорода» (1912) и «Борьба королей с феодалами во Франции» (1916) уже свидетельствуют о глубоком подходе к историческим событиям и всестороннем освещении темы.

В 1918 году 16-летний Юрий уезжает с родителями за границу. В 1920 году, получив диплом об окончании 2-го курса индо-иранского отделения Школы восточных языков Лондонского университета, Юрий Николаевич Рерих вместе с родителями переезжает в США и поступает в Гарвардский университет на отделение индийской филологии. Оканчивает его в 1922 году со степенью бакалавра. Переписка этих лет с родителями и братом очень обширна и показывает, что его научные интересы, лежавшие в области изучения языков, культуры, истории народов Азии, остававшиеся практически неизменными всю жизнь, сформировались очень рано. Уже в 18 лет Юрий Николаевич начинает готовиться к экспедиции в Центральную Азию, усиленно изучать восточные языки.

После окончания Гарвардского университета Юрий Николаевич Рерих год работает на Средне-Азиатском и Монголо-Тибетском отделениях Парижского университета, совмещая это с занятиями на военном и юридическо-экономическом отделениях. В 1923 году он получает ученую степень магистра индийской словесности.

С 1924 года молодой ученый начинает исследовательскую работу на Востоке (Сикким, Кашмир и другие районы Индии), продолжая свои занятия санскритом и тибетским языком. В 1923–1928 годах он участвует в Центрально-Азиатской экспедиции Николая Константиновича Рериха, прошедшей по территории Индии, Китая, советской Сибири и Алтая, Монголии и Тибета.

В результате экспедиции появились многочисленные труды Юрия Николаевича Рериха. Это «Тибетские картины» (1925), «Владения архатов» (1929), «Современная тибетская фонетика» (1928), «Звериный стиль у древних кочевников» (1930), «Каталог тибетской коллекции (1930), «Путешествие в сокровенную Азию» (1931), «На тропах Центральной Азии» (1933). Отмечая вклад ученого в номадистику, науку о кочевых народах и племенах, известный историк-этнолог Л.Н.Гумилев писал, что исследования звериного стиля, проведенные Юрием Николаевичем в Тибете, сделали «эпоху в науке».

С 1928 года Юрий Николаевич Рерих – директор Института Гималайских исследований «Урусвати», основанного семьей Рерихов в Индии в 1928 году по результатам Центрально-Азиатской экспедиции. Институт занимался комплексным изучением Гималаев, охватывая область археологии и смежных с нею наук и искусства, область естественных наук, включая древнюю и современную медицину и фармакологию. Научная деятельность института шла в русле новой одухотворенной науки, которую по праву можно назвать наукой будущего. Определяя цели института, Ю.Н.Рерих писал: «Постижение основных путей развития человечества – это шаг к пониманию собственной личности. Обращаясь к прошлому, мы раскрываем для себя настоящее. <...> В горах скрыта забытая цивилизация, носитель древней мудрости и культуры. Именно здесь зашедшая в тупик наука может найти свое обновление. Древняя мудрость – это ключ, которым археолог и натуралист открывают секреты культуры Востока. <…> Вновь наступает время, когда восточное знание проникает в нашу жизнь и подчиняет себе науку». С институтом сотрудничали нобелевские лауреаты А.Эйнштейн, Р.Милликан, Л.Бройль, известные ученые С.Гедин, Р.Магоффин, Н.И.Вавилов, С.И.Метальников, К.К.Лозина-Лозинский, Ч.Ланман и многие другие.

Находясь в период с 1929 по 1930 год в Нью-Йорке, Юрий Николаевич занимался проблемами «Урусвати», вел большую работу по организации кабинета тибетологии в Рериховском Нью-Йоркском музее, читал лекции в университетах американских городов, закончил работу над книгой «На тропах Центральной Азии».

С 1949 года Юрий Николаевич Рерих работал в Индо-Тибетском исследовательском институте, руководил курсами китайского и тибетского языков. Неуклонно растет авторитет Юрия Николаевича как ученого, обладающего энциклопедичностью знаний, тибетолога широкого диапазона, занимающегося не только лингвистикой и филологией, но и философией, археологией, искусствоведением.

Несмотря на свою огромную научную деятельность, Юрий Николаевич всегда находил время помогать родным не только советами, но и практическими делами. Елена Ивановна Рерих называла его самым «родственным» из Рерихов, и «эта привязанность в нем» ее очень трогала.

Ю.Н.Рерих провел за границей более 35 лет, длительный срок прожил в Индии. Несмотря на это, он всегда оставался настоящим патриотом своей Родины, как и все члены его семьи. Рерихи неоднократно – в 1938, 1940-х и 1950-х годах – обращались к советскому правительству с просьбой разрешить им вернуться на Родину, но только Юрий Николаевич смог сделать это в августе 1957 года благодаря вмешательству Н.С.Хрущева.

За три неполных года, проведенных в Советском Союзе, он активно занимался научной деятельностью в Институте Востоковедения Академии Наук, возродил научные традиции отечественного востоковедения, школу тибетологии и монголоведения, впервые в СССР начал преподавание санскрита и других восточных языков, заложил фундамент новой науки номадистики, готовил к печати многотомный тибетско-русско-английский словарь с санскритскими параллелями. По инициативе Юрия Николаевича начались работы по переводу и публикации древних философских и литературных памятников Востока. Он возобновил знаменитую серию «Biblioteca Buddhica», посвященную буддийской философии, религии и искусству. Три тома монографии «История Средней Азии» – многолетнего, оставшегося в рукописи фундаментального научного труда Ю.Н.Рериха, над которым он работал еще в Индии и который намечал, но не успел завершить на Родине – уже в наше время выпустил в свет Международный Центр Рерихов. Много внимания Ю.Н.Рерих уделял молодым востоковедам, много ездил по стране, выступал с лекциями, докладами.

Академик Людмила Васильевна Шапошникова, известный индолог и рериховед, отмечала, что именно от Юрия Николаевича окружающие его люди узнали о сути и главной концепции философии Живой Этики, созданной Е.И.Рерих в сотрудничестве с Великими Учителями Востока. Именно Ю.Н.Рерих положил начало рериховскому культурному движению в России. «Труд, проделанный Юрием Николаевичем за короткий срок его пребывания в нашей стране, – писала Л.В.Шапошникова, – в корне изменил ситуацию и изменил наше общественное мнение в пользу Рерихов. Это уникальное его деяние имело планетарное значение, и со временем мы все больше и больше будем осознавать эволюционную суть достигнутого им. Именно по инициативе и с помощью Юрия Николаевича были устроены первые выставки картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича. И мы увидели волшебный мир Красоты, который заставил задуматься многих из нас. Юрий Николаевич с присущей ему щедростью пополнил наши галереи, в частности, Русский музей и Новосибирскую картинную галерею бессмертными полотнами своего отца из собственной коллекции. Эти произведения мы раньше никогда не видели. Он, не жалея своего времени, выступал с лекциями, докладами и рассказами. Из них мы узнавали о реальных Рерихах, об их делах и достижениях во имя Родины».

По отзыву Нирмала Сингха, бывшего директора Института тибетологии в Сиккиме, Ю.Н.Рерих как ученый «не знал границ в области познания. Для него не существовало границ между древним и современным, между Востоком и Западом или между различными отраслями науки. Прежде всего его интересовал человек, он был истинным гуманистом. Ю.Н.Рерих как человек был даже еще более велик, чем Ю.Н.Рерих как ученый. Он выковал золотое звено связи не только между Индией и Россией или между Востоком и Западом, но и между всеми народами всех стран и времен».

Предлагаем вашему вниманию письма Юрия Николаевича Рериха к Е.И.Рерих.

ПИСЬМА Ю.Н.РЕРИХА К Е.И.РЕРИХ
Из архива Международного Центра Рерихов

Пер. с англ. Т.В.Егоровой

С самого основания Гималайского Института научных исследований его бессменным директором с 1928 по 1939 гг. был выдающийся ученый, востоковед Юрий Николаевич Рерих.

С момента создания Института Ю.Н.Рерих взял на себя основную часть работы по организации финансирования и планирования конкретных научных исследований по всем направлениям деятельности «Урусвати». Большое внимание уделял он привлечению известных ученых к работе Института, руководил всей его издательской деятельностью. Эту многоплановую организационную работу Ю.Н.Рерих совмещал с собственными научными исследованиями, экспедициями и пр.

Публикуемые документы, раскрывающие мало известную до сих пор сторону деятельности Ю.Н.Рериха, хранятся в рукописном отделе МЦР. Они были переданы С.Н.Рерихом в 1990 г. со всем рукописным наследием. В настоящее время продолжается его научная обработка. Подлинники писем от 28 сентября 1929 г., 15 февраля 1930 г., 22 августа 1930 г., 18 октября 1930 г., 18 октября 1930 г. написаны по-русски. Остальные – по-английски.

Нью-Йорк,
август 14, 1929

Дорогая мамочка!

На этой неделе нам не было писем от тебя и Эстер [1]. Я получил книгу по Кундалини Йога, за что очень благодарен. Я всегда помню о возможности заняться исследованием этой темы. Я деятельно занимаюсь подготовкой планов будущих научных изысканий и уже установил некоторые полезные для этого контакты. Похоже, что мы достигнем некоторых успехов. Я не люблю говорить преждевременно, но перспективы представляются мне обещающими [2].

Основное здание [3] почти закончено и на 65% сдано съемщикам. Помещение для тибетской библиотеки Канджур и Танджур будет готово через несколько дней. Завтра мы начнем его расписывать. Выходец с Востока работает там под моим наблюдением.

Госдепартамент уведомил нас, что они попросили Генерального консула США выяснить причину отказа в визах [4]. Мы также обратились в Британское посольство, и они обещали все выяснить и уведомить нас. Мы получили очень дружественное письмо от мистера Дрейзера, и пока написал ему о проблемах с регистрацией.

Папа выглядит хорошо. Он привлек к нашему делу немало новых сотрудников. Воган говорил мне, что немало людей понимают значение дела Отца. Сейчас музей является национальным учреждением и заметным памятником Центральной Америки.

Я надеюсь закончить к концу этой недели рукопись моей книги [5] об Экспедиции.

Пожалуйста, напиши нам о своем здоровье и жизни. Жарко ли у вас? Большой ли урожай фруктов? Владимир [6] написал мне о лошадях и собаках. Я рад узнать, что Баракмар сделал успехи. Я надеюсь, что медведи и леопарды больше не беспокоят вас. Пожалуйста, пишите мне о своих заботах, я буду рад сделать для вас все возможное. Получили ли вы «Священные книги Востока», которые я недавно отправил вам? Я очень рад был узнать, что Людмила и Рая [7] заботятся о моих книгах. Здесь же я до сих пор не смог найти свои книги. Все говорят, что они на складе. Я надеюсь получить их через пару недель и тогда вышлю вам «Астрономию» Игнатьева, а также несколько моих старых учебников для девочек.

Прилагаю к письму уникальный портрет моего брата Светика [8]. Вы, понятно, оцените его. Он совсем не изменился. Мы надеемся, что он скоро будет с нами. Он делает все, чтобы снять жилье.

Со всей любовью и признательностью. Твой сын
Юрий Р.

P.S. Получила ли Эстер мое письмо? Негативы наших фото найдены после почти 6 недель поисков.

Примечания

1. Эстер Лихтман – сестра Мориса Лихтмана, вице-президента Нью-Йоркского Музея Рериха.

2. В 1929-1930 гг. Ю.Н.Рерих вел интенсивные переговоры в США с благотворительными фондами, исследовательскими институтами о финансировании научных программ «Урусвати» и об участии отдельных ученых в осуществлении этих программ.

3. Имеется в виду здание музея Рериха в Нью-Йорке. Музей был открыт 17 октября 1929 г.

4. 1 июля 1929 г. Н.К.Рерих и Ю.Н.Рерих запросили английские власти о выдаче им въездных виз в Индию, где в это время находилась Е.И.Рерих. Несмотря на то что в их поддержку выступили многие известные общественные и государственные деятели Европы и Америки, английское правительство продолжало отказывать. Лишь 5 декабря 1930 г. английский консул в Пондишери выдал им въездные визы.

5. Речь идет о книге Ю.Н.Рериха «Тропами Центральной Азии». «Trails to Inmost Asia. Five Years of Exploration with the Roerich» Central Asian Expedition. New Haven-London, Iale Univ. Press-Oxford Univ. press XX. 1931.

6. Владимир Анатольевич Шибаев, секретарь Н.К.Рериха.

7. Людмила Михайловна и Ираида Михайловна Богдановы.

8. Святослав Николаевич Рерих.

310. Ривер сайд
Нью-Йорк Сити,
сентябрь 4, 1929

Дорогая мамочка!

Светик приехал в прошлый вторник, и мы все радуемся, что он снова с нами.

Он выглядит намного лучше, и его длительное пребывание в Швейцарии явно пошло ему на пользу. Сейчас он временно живет в Ритц Тауэр. Мы надеемся переехать в наши апартаменты к 15 сентября. Папа и брат будут жить на 23 этаже, а я на верхнем. Съемщики квартир уже зашевелились, и ежедневно 15-20 семей завозят мебель и другие вещи. Наплыв сильнейший. По-видимому, гостиница будет пользоваться успехом. В нижнем этаже красивые затемненные окна. Начали приходить ученики записываться в Институт искусств. «Корона Мунди» также начинает свою деятельность. «Урусвати» имеет свой отдельный офис на учебном этаже. Мы только что вернулись из Вашингтона. Госдепартамент послал еще одну телеграмму консулу Фрейзеру, и мы надеемся, что дело прояснится.

У меня была интересная встреча в институте Карнеги, и, я думаю, мы сможем надеяться на плодотворное сотрудничество. Они предлагают помочь в создании нашей библиотеки и в других областях научной деятельности. Мне предложили написать статью для журнала «Нейшенел Джеографик» за 500 долларов и прочесть лекцию – за 300, неплохо? Лекционный тур начинает вырисовываться, и у меня есть разные возможности опубликовать свои статьи.

Сейчас я безумно занят перепечаткой моей книги для издателя. У меня есть стенографистка, которая занимается этим, но тем не менее все же эта работа отнимает ужасно много времени.

Последние четыре дня в Нью-Йорке была ужасная жара, +94°, +95° по Фаренгейту, в газетах пишут, что жара продлится.

Мы были очень рады получить письмо от Владимира с приложенным планом и подробностями проведения электричества. Мы также оценили две фотографии яблок из Кулу. Если возможно, пришлите нам побольше снимков, где изображены вы и ваша жизнь в Кулу. Асвагхоша Бодхикариаватара («Священные книги Востока») давно отосланы вам и, я надеюсь, что вы уже получили их. Пожалуйста, напишите мне обо всех ваших заботах, и я буду счастлив разделить их с вами.

Я рад узнать, что девочки хорошо заботятся о моих книгах и воюют с книжными вредителями.

Получила ли Эстер мое письмо? Как поживает капитан Бэнон? Я надеюсь, прачечная приносит доход. Не жарко ли у вас? Были ли хорошие дожди? Нужны ли вам семена овощей?

С наилучшими пожеланиями и большой любовью
твой преданный сын
Юрий Р.

New-York
September – 28th, 1929

Родной мой Масик!

Получили Ваши письма от 31-го августа и радовались узнать о Вашей бодрой работе и настроении. За последние дни у нас многое произошло. Вы уже знаете из нашей телеграммы, что умерла Oriole [1]. Девочка ушла тихо после припадка астмы в 5-30 утра. Louis и Nettie приняли этот удар с замечательным мужеством духа. Во время похорон папа оставался с Nettie на квартире, и после разговора с пасиком Nettie вышла как бы перерожденная. Mrs. Grant [2], которая зашла к ней, воскликнула в удивлении: «I came to see sadness, but found happiness [3]. Большая победа духа!

Сейчас переживаем напряженное строительное время. Hotel функционирует уже четыре недели. В Музее пришлось переменить «бурлап» на Japanese paper [4]. Сегодня начинаем вешать картины. Весь New-York говорит о Roerich museum, и начинают приходить люди. Вчера приходил человек от Mrs. Rockfeller. Очень интересовался учреждениями, предлагал устроить свидание. Подходит крупная возможность Итальянского культурного центра. Работать приходится много. Только что закончил каталог для Тибетской выставки, которая также открывается 17-го октября. Тибетская библиотека также заканчивается. «Урусвати» начинает получать в дар книги для библиотеки. Начну скоро их пересылать вам. У Радны [5] среди ее книг нашел английский перевод книги Блаватской «Из пещер и дебрей Индостана». Она утверждает, что у нее имеется также русский текст этой книги, которую она обещала переслать Тебе. Мне помнится, Ты интересовалась этой книгой.

В отдельном пакете посылаю Asvaghoshas Awakining of Faith [6] список твоих книг, составленный Радной и в настоящее время находящийся у меня, а также нашу старую кулинарную книгу. Пусть Людмила Вам что-либо приготовит.

Радовался слышать о Вашем зоологическом саде. Мальчик Юрик уехал и оставил лошадок, собачек, пушки и прочие детские игрушки. Попроси capt. Banon [7] начать собирать гербарий лекарственных растений, обозначая каждое растение его туземным названием, тибетским и индустани. Это будет началом коллекции.

Крепко Вас всех обнимаю.

Любящий Ю.

Надеюсь, смогу скоро вернуться.

Примечания

1. Дочь Луиса и Нетти Хорш.

2. Френсис Грант, редактор бюллетеня Нью-Йоркского Музея Рериха.

3. Я думала, что увижу печаль, а увидела счастье.

4. Японские обои.

5. Зинаида Григорьевна Лихтман (Фосдик), член Правления Нью-Йоркского Музея Рериха, позднее его директор.

6. Книга Асвагхоши «Пробуждение веры».

7. Капитан Бэнон, сотрудник Гималайского Института научных исследований «Урусвати», занимался созданием гербария лекарственных растений.

Нью-Йорк,
октябрь 28, 1929

Дорогая мамочка!

В связи с возобновлением деятельности все приобретает более определенную форму. У нас каждый день по 2 тысячи посетителей в музее, что говорит о необычном интересе к нему. Дейл получила комнату в здании Музея, и теперь есть возможность и другим получить. Я надеюсь, что у папы скоро появится немного времени для себя.

Исследовательский институт формируется. У меня было несколько интересных и полезных встреч с членами фонда Рокфеллера. Я надеюсь, что мы сможем начать научную работу уже этой весной. Не могу передать, как я хотел бы вернуться в Кулу и увидеть вас всех. Мы часто говорим об этом с папой и братом. Я надеюсь, что смогу это осуществить скоро. Моя первая лекция [1] в университетском клубе в Миддлтауне Конн[ектикут] прошла очень успешно, слушатели проявили искреннюю заинтересованность. Следующая лекция будет 5 ноября в Мичигане. Очень много приходит интересных людей. Папа сообщает о них регулярно, так что я не буду о них писать. Мне немного грустно, что нет времени для научной работы. Статьи, которые я пишу, должны быть популярны, а потому я не получаю удовольствия от их написания.

Получили ли Вы книги, что я послал с последней почтой? Мы опечалились, узнав о болезни Раи. Я надеюсь, она уже поправилась. Пожалуйста, попросите Владимира прислать мне размеры для обоев в моей комнате. Я планирую привезти для нее японские.

Я счастлив узнать, что за моей библиотекой хорошо следят. Получила ли Эстер мое письмо?

С любовью и наилучшими пожеланиями всем.

Твой преданный сын
Ю.Р.

Примечание

1. В 1929–30 гг. Ю.Н.Рерих прочитал цикл лекций по истории, культуре и искусству Востока в университетских городах США.

Нью-Йорк,
ноябрь 17, 1929

Дорогая мамочка!

Твое письмо от 19.10.29 вызвало большой духовный подъем у нас. Оно так было нужно нам здесь, без сомнения, папа напишет тебе о маленьких житейских недоразумениях, В конце концов, люди есть люди, и каждый пытается судить по своим меркам.

Объективность – это привилегия богов.

Последние 2 недели было трудновато из-за общего падения на Бирже. Но сейчас шаги, предпринятые правительством, позволяют надеяться на скорое улучшение. Многие уже потеряли все свое состояние. Случившееся в последние 2 недели ярко продемонстрировало относительность мирового положения.

Мы делаем все, чтобы Институт [1] начал работать, и я верю, что у нас есть хороший шанс на успех, несмотря на неблагоприятные условия рынка. Сейчас я пишу в различные научные институты и Фонды с целью наладить сотрудничество.

Музей привлекает огромное внимание к себе, и толпы людей посещают его каждое воскресенье. В будни тоже приходят толпы. Общество музея Рериха организует еженедельные лекции, которые посещает много людей.

Миссис Хэрст посетила Музей и, как говорят, с огромным энтузиазмом. Посылаю с письмом мою статью в «Нью-Йорк Америкэн» по ранней китайской скульптуре. Я пришлю и другие после их публикации. Мои лекционные поездки продолжаются. Путевые расходы огромны, и поэтому прибыль от лекций очень невелика.

Папа слегка простудился и последние 2 дня провел дома. Сегодня ему лучше. У него совсем нет свободного времени, и я рад, что хоть 2 дня он провел спокойно. Пиши, пожалуйста, о себе. Спасибо Владимиру за письмо и фотографии. Долина реки в самом деле прекрасна, а все вы, как права Людмила, выглядите чудесно. Размер китайской и индийской кукурузы замечательный. Получили ли вы список ваших книг, которые я храню здесь? На этой неделе отправлю вам книги, которые возможно вас заинтересуют. Нетти [2] собирается в дорогу. Я завидую тому, что она едет в Кулу. Надеюсь, мы тоже сможем это осуществить. Я хотел бы рассказать тебе о своих впечатлениях в этом суматошном и полном конфликтов мире.

Шлю всем вам мою любовь.

Твой преданный Ю.Р.

Примечания

1. Гималайский Институт научных исследований «Урусвати» в долине Кулу.

2. Нетти Хорш, жена Луиса Хорша, член Совета директоров Рериховского Нью-Йоркского музея.

Декабрь 8, 1929

Дорогая мамочка!

Я спешу отправить это письмо до моего отъезда в Кливленд, Охайо и Вашингтон. Я собираюсь прочесть лекции в Университете Кливленда и затем я должен съездить в Вашингтон с полуофициальным визитом. Дела наши заметно улучшаются, несмотря на то, что финансовая ситуация довольно острая, но мы надеемся на лучшие времена в январе, феврале. Я знаю, что дело с регистрацией и разрешением проясняется, что скоро мы сможем достичь полного понимания. Отец писал вам о финансовых делах, поэтому я не буду повторяться. У меня было несколько встреч с руководством Колумбийского Университета, и я ожидаю интересного продолжения. Успех будет сопутствовать нам, мы идем правильным путем.

Дорогая мамочка, пиши мне, пожалуйста, о своей жизни в Кулу. Я искренне надеюсь на скорую встречу. Я хотел бы многое рассказать о своих впечатлениях, но это трудно сделать в письме. Ваши письма всегда приходят в нужное время и мы очень ценим их за мудрость. Я нахожу, что люди слишком сосредоточены на себе и не желают пожертвовать даже мелочами.

Я надеюсь, вы получили все посланные мной книги и фотографии. Ваши письма всегда задерживаются. Вместо того, чтобы приходить по четвергам, они часто приходят по понедельникам. Рене Груссе опубликовал в Париже очень интересную кишу по буддизму «На путях Будды». Я пошлю ее вам. Здесь на книжном рынке затишье, а последнее падение на бирже очень сократило возможности читателей. Как Эстер, как девочки и Владимир?

С наилучшими пожеланиями и любовью.

Ваш преданный сын Юрий Рерих.

Нью-Йорк,
декабрь 19, 1929

Дорогая мамочка!

Я был в отъезде почти 2 недели, читал лекции на среднем Западе, а также посетил Вашингтон и Бостон. Лекции прошли успешно, а результаты встреч в Вашингтоне и Бостоне чрезвычайно благоприятные. Я надеюсь, что Тебе уже лучше, а прохладная погода в Долине улучшит твое состояние. Эстер писала, что перепады в температуре повлияли на Тебя. Я надеюсь на скорую встречу, и тогда мы обсудим многое, что совершенно невозможно сделать в письме.

Институты постепенно пробивают себе дорогу через нынешние финансовые трудности в стране. Мы надеемся, что общая депрессия, которая во многих случаях надуманная, скоро кончится. Мы ждем писем о Ваших заботах и можете быть уверены, что все найдет у нас отклик. Слышали ли Вы о регистрации? Мне сказали, что нет никаких проблем. Я ищу книги по буддизму, но похоже, что ничего важного не поступит в этом году и что книжный рынок будет неинтересным.

Я опечалился, узнав из письма Владимира о медведе. Я верю, что Вы скоро начнете сажать собак на цепь.

Передайте теплые приветы всем друзьям. Как Эстер и Владимир?

Как девочки? Судя по фотографиям, вы выглядите прекрасно.

С любовью и наилучшими пожеланиями.

Твой преданный сын Юрий Р.

New York,
февраль 15-го, 1930

Родная Моя Мамочка!

Пользуюсь отъездом Порумы [1], чтобы написать обстоятельное письмо. По многим причинам приходилось писать лишь краткие весточки. Весьма часто ощущалась необходимость более полного изложения событий как внешней, так и духовной жизни. За последнюю зиму произошла значительная кристаллизация в моем мировоззрении, и Твое последнее письмо о суровости к самому себе, и о воздержании от обсуждения близких прозвучало совершенно особенно. Именно об этом я постоянно говорю. Часто меня упрекают в излишнем милитаризме и редко понимают, что эта воинственность духа, которая часто меня захлестывает, есть ничто иное, как внешнее выражение боевой готовности смело смотреть в глаза событиям. Часто вижу себя во снах идущим в далекий поход, при этом всегда вижу Тебя стоящей на холме в отдалении. В одном из последних снов видел как бы занесенную снегом холмистую долину и идущую по ней колонну войск. В конце сна помню человека с темной бородой, который учил меня петь песни. Интересно отметить, что проснулся я напевая слова совершенно незнакомой песни.

Не знаю, относится ли это к действительному походу или только символическое отражение состояния духа. Так хотелось бы испытать себя на деле.

Постараюсь изложить события своего пребывания здесь по порядку:

1) О лекциях я уже писал. Feakins был необычайно медлителен, так что вместо 30 обещанных лекций я имел только 16, хотя успех был большой. На своей последней лекции в Philadelphia имел Audience в 1000 человек. Прилагаю заметку в местной газете. К сожалению, при подписании контракта не условились о плате за разъезды. Вопреки существующим правилам турнэ мне приходится все платить самому. В результате терплю убыток. О подробностях расскажу лично.

2) Книга моя сейчас в Jale University Press [2]. Ввиду размера книги (около 600 стр.) Jale Press старается получить сумму на издание книги от Университета. Если все пройдет благополучно, надеемся выпустить ее в августе.

3) Сейчас работаю над финансовой Campaign для Института в размерах $100.000. Завтра решающий день. Nettie изложит Тебе подробности campaign. Всеми силами стараюсь двинуть Институт. Интерес большой, но деньги туго даются. Была указана Philadelphia, и действительно этот город необычайно отозвался. Кроме четырех лекций в городе (небывалое число для одного города), я приобрел много друзей, которых часто посещаю. Все они милые люди и трогательно стараются услужить. Хотелось бы спросить Твое мнение о них всех. Быть может некоторые были Тебе указаны. Вот краткий список имен, некоторые из них: Mrs Thayer, Mr. Cale, Alfred Collins, Helen Glenn, Mr. White, Appleton, Whuler. Из них Mrs Thayer была указана, и действительно деятельно помогает. Я уже писал тебе, что Archaeological Institute заключил с нами договор о производстве раскопок. Через своих друзей надеюсь достигнуть результатов, ибо здесь «social contact» – единственная возможность успешной работы. Nettie расскажет Тебе о созданных связях, а также о прекрасной работе и помощи моего старого друга Robert Rella. Итак, бьемся на всех направлениях. Мечтаю вернуться в Кулу и немного отдохнуть от напряженной работы. Пасик чувствует себя хорошо, и мы старательно его оберегаем. Светка действует и вообще живем мирно.

Шлю сердечный мой привет Ояне, Владимиру Анатольевичу, Людмиле и Рае. Буду рад всех снова увидать. Посылаем с Netti ряд вещей, остальные привезем сами. Выезжаем 4-го апреля, и 2-го мая покидаем Италию на Бомбей. Придется остановиться в Лондоне для налаживания обстоятельств.

Итак, до скорого свидания.

Крепко обнимаю,
Твой сын Ю.Р.

Рады за возможности Нетти. Так важно ощущать размер работы, и что каждое расширение есть не лишнее бремя, а новая ступень развития.

Примечания

1. Нетти Хорш.

2. Издательство Йельского Университета.

Нью-Йорк,
Март 24, 1930

Дорогая Мамочка!

В последнюю неделю у меня не было времени присесть и написать Тебе. Вещи прибыли утром так быстро, что у меня не было времени сесть к письменному столу и заняться моей корреспонденцией.

Очень скоро Нетти будет с Вами и Вы сможете узнать о нашей деятельности. Мне, кажется, удалось собрать группу друзей, которые помогут финансировать нашу научную работу. Я думаю для этого есть возможности и я надеюсь, что обеспечен надежными работниками.

Я счастлив сообщить, что моя книга принята к публикации издательством Йельского университета, и теперь она печатается. Было не просто пристроить эту книгу из-за ее дорогой стоимости (600 страниц, около 200 фотографий и карт). Я с нетерпением жду возвращения к вам и начала работы в долине. Было бы так замечательно увидеть опять Вас всех. Я отправил 4 ящика книг для «Урусвати», надеюсь, они благополучно дойдут. Пожалуйста, найдите фото могилы святого Сергия. Один из его монастырей был недавно взорван. О, эти вандалы! Надеюсь, Вы получили все посланные мной книги. Среди них были и по садоводству. Я посылаю накладную на семена, которые были отправлены Вам. Некоторые из моих друзей послали семена редких садовых цветов.

Пожалуйста, передай мои наилучшие пожелания Нетти, Эстер, Владимиру и девочкам.

Твой преданный сын Юрий Р.

Карлтон Отель,
Лондон,
май 24, 1930

Дорогая мамочка!

Мы Все еще в состоянии неизвестности относительно наших виз [1]. Некоторые уверяют нас, что задержка происходит из-за теперешней ситуации в стране. Как бы там ни было, все это совершенно неожиданно. Ясно, что мы должны продолжить наши хлопоты.

К нашим делам проявляют большое внимание в Штатах, многие известные люди отправили телеграммы в Лондон, прося официальные круги ускорить решение нашего дела.

Твое здоровье нас очень беспокоит, и мы надеемся, что все волнения не окажут влияния на твое здоровье. Верь, что мы сделаем все возможное, чтобы выиграть наше дело. В то время, когда это письмо дойдет до вас, наш ботаник уже будет с вами.

Французский посол, который снова оказал нам дружескую поддержку, не получил ответ от властей. Мы вас сразу известим, как только получим разрешение. Я надеюсь, что все наши предыдущие письма дошли до вас и что вы понимаете все обстоятельства. Эта задержка наиболее изнурительна, и мы уповаем на вмешательство. Госдепартамент телеграфировал посольству, чтобы оно приняло повторные меры. У нас хорошие новости из Нью-Йорка. Без сомнения, ты хорошо осведомлена о разнообразной деятельности музея.

В Европе дела тоже движутся хорошо. Мы завязали важные связи с французскими научными институтами. Я завидую Нетти, что ей выпал случай все это время быть вместе с вами.

Я пишу отдельное письмо Владимиру с распоряжениями о первоочередных работах в Институте. Ботаник должен незамедлительно начать свою работу для того, чтобы не терять драгоценного времени.

Георгий [2] шлет тебе наилучшие пожелания. Мои теплые пожелания Нетти, Эстер, Владимиру и девочкам.

Твой сын Юрий Р.

Примечания

1. 1 июля 1929 г. Н.К.Рерих и Ю.Н.Рерих запросили английские власти о выдаче им въездных виз в Индию, где в это время находилась Е.И.Рерих. Несмотря на то что в их поддержку выступили многие известные общественные и государственные деятели Европы и Америки, английское правительство продолжало отказывать. Лишь 5 декабря 1930 г. английский консул в Пондишери выдал им въездные визы.

2. Георгий Гаврилович Шклявер – сотрудник Европейского Центра Рериховского Общества.

Париж,
июнь 18, 1930

Дорогая мамочка!

Мы только что узнали из твоей телеграммы, что вы получили нашу с сообщением о нашей встрече с Президентом [1]. Мы нашли, что он человек высокой культуры и наш друг, он хорошо осведомлен о нашем Институте и папиной работе на поприще искусства и науки. Все мы считаем, что нам посчастливилось встретить такого человека. Приятно было узнать, что глава Франции – человек обширных знаний в области науки и искусства.

Надеемся скоро увидеть вас, наши друзья нам в этом помогают. Мы были тронуты тем, что все здесь очень уважают папу и во французских кругах хорошо известна его репутация в императорской России. Это особенно приятно, так как в других странах о нас мало знают.

Мы получили ваши письма от 4 июня. Надеемся, что жара в Кулу не очень повредит вам.

Я рад узнать, что доктор Кольц [2] вдохновлен перспективами научной работы в районе Кулу. Его работа может стать очень важной. Пожалуйста, передайте ему мои наилучшие пожелания.

Вчера маркиз д’Андинье и муниципальный Совет Парижа устроил прием в честь папы. Это было очень удачно.

Время в Париже мы провели очень насыщенно. При встрече я расскажу обо всех интересных подробностях.

Мадам де Во Фалипо [3] настоящий друг. Георгий хорошо работает. К сожалению, его мать снова перенесла приступ своей болезни.

У нас хорошие новости от Френсис. Ее деятельность получила одобрение в письмах американских посольств Госдепартаменту.

Светик все еще ждет решения. Недавно мы получили от него письмо с интересными подробностями обо всей процедуре. Я себя чувствую хорошо и хожу как обычно. Глаз, который меня беспокоил, уже получше, но требует упражнений.

Моя статья о тибетских символах, наконец, появилась в журнале «Азиатское искусство».

Получили ли вы все семена, посланные из Нью-Йорка в Наггар? Почему так давно молчит Владимир? Как Нетти и Эстер? Пожалуйста, передай им мои наилучшие пожелания. Как девочки? Мы получили для них книги для чтения.

Пару дней тому назад мы виделись с Чаплдсами. Они близкие друзья. У Чарльза была очень хорошая выставка в Париже. Он достиг большого успеха и подарил одну из своих картин папе.

С любовью, твой преданный сын Юрий Р.

P.S. Получил ли Кольц все свое оборудование? Наш Нью-Йоркский офис и Институт работают хорошо, а новый секретарь мисс Линден прекрасно справляется.

Примечания

1. Президент Франции Г.Думерг.

2. Вальтер Кольц (Koelz) – ученый, ботаник, сотрудник «Урусвати».

3. Председатель Европейского центра Рериховского Общества в Париже.

Paris
22-го авг[уста], 1930

Родная Моя Мамочка!

На этой неделе получили длинное письмо Esther и Nettie с изложением желательных изменений в организации Школы [1]. В своих письмах папа уже подробно ответил на все затронутые вопросы, потому пишу исключительно об Институте [2]. Рад слышать, что Esther стремится заняться Институтом. Боюсь, что для Nettie будет слишком много работы по Обществу Друзей [3], чтобы еще заниматься Институтом. Общество чрезвычайно разрослось, и в будущем году наши европейские отношения потребуют много работы. Собственно говоря, по Институту работа ограничивается замещением меня на заседаниях Trustees и Finance Committie [4]. Всю routine work [5] ведет miss Linden [6], которая вполне справляется с работой. Научной стороной деятельности Института в Америке заведует В.А.Перцов [7], мой друг и духовно близкий мне человек. О нем хорошо говорит Вл[адимир]. До сих пор на заседаниях Trustees меня замещала Зина. Надеюсь, она согласится продолжать работу в отсутствии Esther и моего, ибо до отъезда обсудили во всех деталях деятельность Института. Отчеты Института вам посылаются еженедельно. Budget почему-то не посылался нашими Finance Office, хотя я неоднократно просил об этом. Надеюсь, вы теперь регулярно получаете его. Боюсь, что многие письма пропадают, как это было дело с письмами, извещающими о поездке Dr. Koelz. Вы пишете о каком-то Chesterfield. Такого я не знаю, но думаю, что Esther имеет в виду Mr. Shutllewoth’a, с которым я действительно вел переговоры. Вопрос остался открытым. В моем письме Влад[имиру] Ан[атольевичу] посылаю ряд указаний по научной работе Института. Рад сообщить, что библиотека Института получает от издателей ценные книги.

Всеми силами стараемся получить визу. Вопрос принял совершенно неожиданные формы. Америка сделала энергичные представления. Все Ю[жно]-американские страны также двинулись. Собираются поднять вопрос в Лиге Наций. Словом, неслыханный случай. Верим в победу, но все же грустно, что приходится направлять все силы на борьбу с людской тупостью. Написали сильные письма в Главное Управление Моравских Братьев в Саксонии. Всюду требуем удовлетворения. Главное теперь откинуть все личное и сохранить единение. Приезжал из Риги др.Лукин [8]. Чудесный человек. Мы много говорили и многое вырешили. Бар. Таубе [9] нашел в своих изысканиях о нашем роде, что в 1256 г. в Померании жил Friedrich von Roerich, conmtur ордена Темплиеров. Там до сих пор существует замок Roerichen и река Roericke. Много интересных подробностей.

Посылаю несколько фотографий Марины [10] с сыном.

Шлю сердечный привет Esther, Nettie, Людмиле и Рае.

Любящий
Ю.Р.

Примечания

1. Школа искусств при Нью-Йоркском музее Рериха.

2. Гималайский Институт научных исследований «Урусвати» в долине Кулу.

3. В это время во всем мире образовывались Общества друзей Рериховского музея. В данном письме речь идет о Нью-Йоркском Обществе.

4. Правление и финансовый комитет.

5. Повседневная работа.

6. Мисс Линден, секретарь Нью-Йоркского музея Рериха.

7. Перцов В.А. Биолог, сотрудничал с «Урусвати».

8. Лукин Феликс Денисович, председатель Рижского Рериховского Общества.

9. Таубе М.А., родственник Н.К.Рериха, юрист.

10. Марина Дмитриевна Лус-Туккер, урожденная Потоцкая, племянница Е.И.Рерих.

Paris,
28th Sept, 1930

Родная моя мамочка!

Приехала Nettie и как радостно было слышать живое слово о Тебе и всех милых нам людей в Hall Estate. Nettie очень выросла духом. Дай Бог, чтобы она сумела укротить непонимающих и тех, кто стремится к личным целям, забывая о долге перед Учреждением. Завтра Nettie побывает в American Ambassy и французском Министерстве Иностранных Дел. Живое слово будет иметь громадное значение. Рад сообщить, что Международный Красный Крест послал телеграммы в Симлу и Лондон. Югославия, Франция, Чехословакия снова сделали энергичные представления в Лиге Наций. Словом, двигаем всех, кого можем достать. Конечно теперь многое идет помимо нас, ибо вопрос принял вполне принципиальный характер. На днях Швеция делала представление по нашему делу в Париже. Главное береги свое здоровье. Мы радовались узнать о Вашем понимании событий. Кружки Общ[ества] Др[узей] образованы в Германии, Австрии, Швейцарии, и начинается в Голландии. Словом, растем.

Получил рапорт Dr. Koelz. Написал сейчас же ответ с изложением некоторых соображений. Писал ему 3-го авг. Но ответа не получал. Еженедельно пишу В.А. [1] по делам Института. Пусть покажет письма. Почему-то Louis [2] и Зина решили не посылать отчетов в Наггар, хотя я неоднократно писал об этом. Благодарю Esther за хорошие мысли. Мы решили ее просить быть chairman of the Patrons Committie. Tам нам нужно энергичного человека. Поговорим по приезде. Передай мою благодарность за преданность Людмиле и Рае. Мы научились ценить всех сотрудников. Крепко обнимаю. Любящий Ю.Р.

P.S. Как жаль, что семена оказались плохими! Шлю привет Banon’у.

Примечания

1. Владимир Анатольевич Шибаев.

2. Луис Хорш, директор Рериховского музея в Нью-Йорке.

SS Azay-le-Rideau
Port-Said,
Oct. l8th 1930

Родная Моя Мамочка!

Сегодня подходим к Port-Said’y. На носу реет флаг М.М. Погода чудная, и как-то особенно вдыхаем воздух моря, после целого года газолина и др.запахов, снова чистота открытой природы. На днях была сильная гроза с ветром и по горизонту бродили высокие столбы смерчей. С нами едет доктор для медицинских работ и чтобы осмотреть твое состояние. Он говорит, что подобное состояние можно определить только после длительных наблюдений. Собирается вести дневник болезни. Очень интересуется психическими явлениями. Приготовьте ему комнату в «Arcadia» [1]. Так рвемся к Вам. 4-го ноября прибываем в Pondichery [2], где будем гостями местного губернатора.

Имеем сильные рекомендательные письма. Надеемся, что все скоро выяснится. Ждем известий от Нетти, которая должна была посетить Vashington и видеть нашего друга Castle. Удивительно славный он человек и так понимает положение. Слышали, что назначается новый вице-король. За эти дни три сильных комбинации должны были снова поднять вопрос о наших визах. Интересно отметить, что до решения доктора ехать с нами видел во сне его едущим с нами мимо Палампура [3]. Вообще подобные сны делаются частым явлением. Спасибо Зине за хорошие письма. В своем письме к Trustees она взяла нужную ноту. В некоторых вопросах ее помощь будет необходима. Рад, что др.Koelz так энергично действует в своей области. Получили ли вы 4 ящика с снаряжением и личными вещами? Также несколько пакетов книг для Института и моей личной библиотеки? Получили ли из N.Y. планы столов и шкафов для биохимической лаборатории? Очень рад, что папа отдохнет на пароходе. Paris был очень утомителен, ибо многое было сделано. Тяжело было быть все время на людях, особенно некоторых, которые постоянно вертятся около нас. На пароходе много пассажиров едет в Абиссинию на коронацию Негуса.

На пароходе едет один американский археолог в Индию. Получил визу без всяких затруднений. Очень ждем ваших вестей в Коломбо и Pondichery. Почта из Pondichery идет 6 дней до Кулу. Быть может и скорее. Купили граммофон и «Filluse» Дебюсси, а также франц. рекорд «Прощание Вотана».

Шлем сердечный привет Esther, Vlad., Людмиле и Рае.

Крепко обнимаю.

Любящий
Ю.Р.

Примечания

1. «Аркадия» – имение в долине Кулу.

2. Пондишери – город на юго-восточном побережье Индии. До получения Индией независимости – французская колония.

3. Город в Индии.

Пондишери,
Французская Индия,
ноябрь 7, 1930

Дорогая мамочка!

Через 24 дня мы, совершив путешествие по спокойному морю, прибыли в Пондишери и ожидаем начала переговоров. Мы получили Ваши письма от 27 и 29 [октября] и были рады вестям от вас. Мы надеемся на скорый благоприятный ответ. Нас очень беспокоит твое здоровье. И мы надеемся, что наш доктор тебе поможет. Конечно, тебе нужен полный покой, чего не было последние полгода. Пожалуйста, сообщи нам телеграммой о том, как ты себя сейчас чувствуешь.

Мы уже 4 дня в Пондишери. Так странно быть вновь в Индии и наблюдать знакомые сцены из сельской жизни. Первые три дня были очень жаркими с обильными дождями. Сегодня получше, и мы отдохнем от жары. Мы встретились с губернатором и архиепископом Пондишери. Оба обещали содействие. Вчера мы посетили древнее поселение и раскопали несколько глиняных урн с остатками костей. Вся коллекция будет передана нашему Институту. В ней есть также глиняные изделия и каменные полированные топоры.

Гостиница здесь похожа на гостиницу при почтовой станции, без водопровода и хорошей ванны. Наша ванная комната расположена на крыше, и прошлой ночью, блуждая в темноте, я имел несчастье (или счастье) наступить на мышь и раздавить бедное животное. В Пондишери много памятников 18-го века, несколько старинных домов и церквей, а также развалины форта. Будучи в Коломбо, мы посетили Канди [1] и осмотрели его буддийские храмы. Дорога от Коломбо до Канди (105 км) – замечательная, и мы полностью насладились экскурсией. Дорога проходит через джунгли и холмы, так напоминающие предгорья Гималаев.

Надеюсь, с божьей помощью, мы скоро увидим вас. Правительство Франции и французский посол в Лондоне заверили нас, что продолжат хлопоты. Теперь уже дело чести добиться скорого и благоприятного ответа. Верь, что мы сделаем все, что в наших силах, чтобы реабилитировать наши имена, и снимем с нас это гнусное обвинение.

Я был счастлив услышать об успешных поездках доктора Кольца и надеюсь, что он получил мои письма. Наш доктор и я жаждем присоединиться к его научной работе.

Сожалею, что некоторые вещи прибыли разбитыми, хотя они были тщательно упакованы в Нью-Йорке. Надеюсь, что ты получила кое-какие книги и для себя. Мы привезем граммофон, который, по словам нашего доктора (хорошего пианиста), неплохой.

В Пондишери невозможно приобрести обогреватель (warmalething). Надеемся купить его в Мадрасе.

Наилучшие пожелания Эстер, Владимиру и девочкам.

Твой преданный сын Юрий.

Примечание

1. Древняя столица Цейлона.

Письма Ю.Н.Рериха к Е.И.Рерих.
Из архива МЦР // Н.К.Рерих. Урусвати. М.: МЦР, 1993. С. 83–98.

Материалы о Ю.Н. Рерихе:

Юрий Николаевич Рерих // Международный Комитет по сохранению наследия Рерихов

Рерих Юрий Николаевич (1902–1960) // Сайт Международного Центра Рерихов

Хронология жизни и творчества Ю.Н. Рериха

Библиография

Ю.Н. Рерих: Материалы юбилейной конференции (1992)

Международная научно-общественная конференция «110 лет со дня рождения Ю.Н. Рериха» (8–11 октября 2012 года)

Зал Юрия Рериха

Каталог живописи и рисунка Н.К., С.Н. и Е.И. Рерихов из коллекции, находившейся в московской квартире Ю.Н. Рериха

К.А. Молчанова. Идеал человека

К.А. Молчанова. Носитель синтеза, или улыбка истины. Из заново осмысленных воспоминаний о Ю.Н. Рерихе

А.Н. Зелинский. Рыцарь Культуры

Т.О. Книжник. Юрий Рерих – человек и ученый // Журнал «Культура и время». 2002. № 4



Возврат к списку

Архив: 2020, 2019, 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007

 

© 2001—2021 Международный Центр Рерихов