Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

2021

22.12.2021

Олег Иоаннисян. Возможен ли диалог градозащитников с «Газпромом» и Минкультом? // Город 812

Завершение анализа доклада Министерства культуры, который не мог убедить Владимира Путина

 gazprom2.jpg

Президент РФ В.В.Путин и председатель Правления ПАО «Газпром» А.Б.Миллер


В прошлый раз мы начали анализ документа, посредством которого Минкульт – к счастью, безуспешно – попытался убедить президента Путина в том, что на Охтинском мысе сохранять нечего, кроме того «ошмётка» археологических памятников, который с барского плеча соблаговолил выделить под охрану «Газпром» – владелец территории, на которой располагается уникальный историко-археологический комплекс. Напомню, что за пределами охраняемой территории пока что остаётся большая часть рвов, валов и бастионов крепости Ниеншанц, а также дерево-земляная крепость XIII века Ландскрона. Её внушительные остатки пока ещё сохраняются и ждут музеефикации, в которой им упорно отказывают чиновники, пляшущие под дудку самоуправной госкорпорации.

Мы остановились на том месте отчёта, где его авторы, ссылаясь только на высказывания академиков М.Б.Пиотровского и Н.А.Макарова, уверенно докладывают Президенту: «…основания для создания полноценного музея-заповедника на территории Охтинского мыса отсутствуют» (Доклад Президенту Российской Федерации по вопросу о создании историко-археологического музея-заповедника на Охтинском мысе (Далее Доклад), с. 2).

Сразу подчеркну: здесь авторы Доклада лукавят – и М.Б.Пиотровский, и Н.А.Макаров выражали определенные сомнения в создании заповедника, но не отрицали такой возможности.

О позиции Н.А.Макарова я уже подробно писал в прошлой статье.

А вот что писал на эту тему в Минкульт М.Б.Пиотровский ещё 02.08. 2021 (курсив мой):

«…археологические работы следует продолжить, но не просто так, и не для сноса, а для создания совместного проекта, который должен соединить общественное и деловое использование пространства с археологическим парком.

Для этого нужен новый совместный проект с «Газпром нефть», проект инновационный. В результате может возникнуть не подражательное музейное пространство или деловое сооружение, а элегантный гибрид парка, науки и бизнеса.

Для деловой репутации и города, и бизнеса создание оригинальной «Газпром-Ландскроны» было бы хорошим проектом».

 ermitash12.jpg
 

А 28.10.2021 г., несмотря на то, что определённые сомнения у него всё же сохранились, Пиотровский высказался ещё более определённо: «Большинство выявленных фортификационных объектов должно быть законсервировано» (выделено М.Б.Пиотровским).

 ermitash22.jpg
 

Итак, оба уважаемых академика высказывают ряд сомнений, но, в отличие от Минкульта, на них ложно ссылающегося, совсем не отрицают возможности создания музея-заповедника. Как мы видим, чиновники приписали Н.А.Макарову и М.Б.Пиотровскому заключения, которых они не делали. Т.о. и мы, и президент РФ В.В.Путин столкнулись с «передергиванием» фактов.

Но это ещё далеко не всё!

В следующем абзаце у господ минкультовцев разыгрывается прямо хлестаковская фантазия, и их ложь становится просто-таки самозабвенной. Они бодро рапортуют Президенту, сообщая ему откровенную и наглую дезинформацию:

«Вместе с тем члены рабочей группы Минкультуры России и Правительство пришли к общему мнению, что те важные археологические объекты, которые сохранены и не разрушены за столетия, возможно музеефицировать путём создания исторического парка (далее – Парк)…» (Доклад, с. 2–3).

Сразу обращаю внимание: хотя в президентском Поручении речь шла о создании историко-археологического музея-заповедника, в минкультовском документе говорится об «историческом парке». И что скрывается под этой терминологической подменой – ясно: стремление уничтожить 80% археологических памятников Мыса, застроив его газпромовским стеклобетонным новостроем.

Но не менее важно, что заявление об «общем мнении» всех членов Рабочей группы по данному вопросу – чистейшая ложь. Те, кто успел прочитать мою предыдущую статью, уже знают, что ни к какому общему мнению участники Рабочей группы не приходили. Общим было лишь одно: признание явной недостаточности предоставленных в распоряжение Рабочей группы материалов для того, чтобы прийти к каким-либо определённым заключениям.

Более того, в Рабочей группе звучали голоса о необходимости проведения новой независимой экспертизы. И с этим нельзя не согласиться: ведь именно такой путь и предусмотрен действующим законодательством (ФЗ 73 ст. 73; Положение о ГИКЭ – Постановление Правительства РФ от 15 июля 2009 г. № 569), и никакая, даже самая «полноформатная» рабочая группа, не может работу ГИКЭ собой заменить.

Из Доклада остаётся неясным – какие именно археологические объекты, по мнению его авторов, являются важными, а какие – нет (хотя мы догадываемся, что речь идёт, как уже было сказано выше, о намерении уничтожить 4/5 сохранившихся бесценных историко-археологических объектов).

Вообще, этот пассаж Доклада – нонсенс, выдающий безграмотность его составителей. Дело в том, что они (объекты археологического наследия) или есть, или их нет. А если они есть, то по закону подлежат охране все без исключения, их нельзя делить на «важные» и «неважные». Другое дело – как их сохранять: путем проведения «охранных» раскопок «на снос» или консервацией по месту нахождения в качестве недвижимых объектов. Вспомним, что именно такой путь предлагал М.Б.Пиотровский. Само слово «консервация» означает сохранение. Но будет ли этот сохраняемый объект музеефицирован или продолжит сохраняться под землей – это уже вопрос для другого обсуждения. Да и способы музеефикации могут быть разными. Все эти вопросы, повторяю, требуют особого индивидуального решения в каждом конкретном случае и к ним можно будет вернуться уже в процессе функционирования заповедника, когда будет решен главный вопрос – об их сохранности. Но именно этот разговор и отказываются начать чиновники Минкульта!

И уж совсем «шедевром» дремучей профессиональной некомпетентности являются слова о «важных археологических объектах», «которые сохранены и не разрушены за столетия». Неужели господа из Минкульта не знают простой истины, что объекты потому и становятся археологическими, что разрушаются за столетия?

Но в ведомстве г-жи замминистра А.Ю.Маниловой, судя по всему, об этом не ведают, да еще и решили, что подобную чушь можно подсунуть Президенту.

Далее, на с. 3–4, минкультовские фантазии совершенно реально становятся угрозой, нависающей над Охтинским мысом и над Санкт-Петербургом, поскольку, по сути, «визируют» предложенный «Газпромом» прожект, который по факту означает не сохранение, а гибель историко-археологического комплекса:

«Минкультуры России, Правительство Санкт-Петербурга, ПАО «Газпром нефть» пришли к совместному выводу, что решением задачи сохранения археологического наследия, кроме проектирования Парка, станет создание Музея археологии Санкт-Петербурга в структуре Музея истории Санкт-Петербурга в качестве обособленного подразделения. Таким образом, Парк на Охтинском мысе приобретает статус музейной площадки» (Доклад, с. 3).

Одним словом, деструктивная по отношению к истории, археологии и культуре в целом позиция врагов Охтинского мыса не сдвинулась ни на миллиметр. По сути, повторено то, что мы знаем уже давно: что ПАО «Газпром», Губернатор и его подчинённые, а также Минкульт пытаются решить судьбу Охтинского мыса в узком и закрытом кругу «на троих», а также, что задача воплощения этого «прожекта» поручается Музею истории Санкт-Петербурга (о глубоко скептической реакции самого Музея на это «заманчивое» для него предложение – см. мою предыдущую статью). Да и о том, что на Охтинском мысе внутри пресловутого газпромовского бизнес-центра «Хрустальный корабль» владелец этой территории «милостиво» планирует создать нечто в виде то ли музея, то ли парка, то ли и гибрида того и другого, но лишь на мизерных клочках земли, мы тоже наслышаны. Напомню, что президент призывает стороны к компромиссу. Но в этом проекте никаких, даже малейших признаков движения в сторону конструктивного обсуждения вопросов сохранения, а не разрушения памятников – нет.

Но, может, мы просто не дочитали до «конструктивных предложений»?

Что ж. Продолжим.

Далее авторы Доклада радостно сообщают президенту о том, что, помимо Парка, «в составе Музея истории Санкт-Петербурга предлагается создать еще две площадки, связанные с археологическим наследием Охтинского мыса» (с. 3).

Но что это за площадки и в чём изменилась позиция «Газпром нефти» и Правительства Санкт-Петербурга? Да и изменилась ли?

«Во-первых, в проекте новой редакции Концепции исторического парка ПАО «Газпром нефть» выделяет в здании Бизнес-центра большое выставочное пространство, где Музей истории Санкт-Петербурга обеспечит постоянные экспозиции из своих богатейших фондов» (Доклад, с. 4).

Как видим – ничего нового. Всё тот же газпромовский «прожект» создания «выставочного пространства площадью 1500 кв. м». От того, что это крохотное пространство в Докладе названо «большим», ничего по факту не меняется. 1500 кв. метров не превращаются в 40000 кв. метров. Хотя должны! Если, конечно, вести речь о создании полноценного историко-археологического музея-заповедника, как это и поручил сделать президент Путин ещё в январе 2021 г.

 zheglova2.jpg

Тамара Жеглова – Координатор Инициативной группы
в поддержку создания музея-заповедника на Охтинском мысе
обращается к президенту РФ В.В.Путину с просьбой о поддержке. Декабрь 2020 г.

А дальше – снова ложь:

«…Музей истории Санкт-Петербурга обеспечит постоянные экспозиции из своих богатейших фондов».

Но Музей в своих письмах в Минкульт ничего о составе своих археологических фондов не сообщает. А они, замечу, не столь богаты, как рапортуют об этом авторы Доклада. Кроме того, основной состав археологических коллекций Музея истории Санкт-Петербурга связан по большей части с раскопками памятников, расположенных не на Охтинском мысе (их количество в составе собрания Музея крайне мало, если не сказать ничтожно), не в самой Петропавловской крепости, и даже не в Петербурге (количество таких материалов в Музее также сравнительно невелико). В Музее истории СПб, в основном, собраны артефакты, найденные при раскопках древних и средневековых памятников на территории Ленинградской области – таких, как крепость Орешек, Старая Ладога, Юго-Восточное Приладожье. Основная же часть коллекций, связанных с Охтинским мысом, уже находится в других музеях: Государственном Эрмитаже и Кунсткамере. Так что раскрыть и показать историю Охтинского мыса и Приневья только на основе Музея истории Санкт-Петербурга не получится, и утверждение сочинителей Доклада о богатейших возможностях Государственного музея истории Санкт-Петербурга в деле создания «музейного пространства» на Охтинском мысе и использовании для этой цели «ценного бренда Петропавловской крепости как всемирно известной музейной институции» (Доклад, с. 4) – просто блеф, и ничего больше.

Однако продолжим увлекательное чтение! Далее следует абзац, содержащий предложения по организации археологического Музея-заповедника:

«Во-вторых, в Меншиковом бастионе в крепости [т.е. в Петропавловской крепости, а не на Охтинском мысе! – О.И.] будет создана постоянная экспозиция, демонстрирующая уникальные подлинные археологические артефакты, раскрывающие историю Охтинского мыса» (Доклад, с. 4).

Я уже писал о том, что все призывы к использованию Меншикова бастиона в качестве музейного (да и какого-либо иного) пространства следует рассматривать как экстремистские призывы к уничтожению ещё одного памятника – чудом сохранившегося и дошедшего до наших дней дерево-земляного бастиона Петропавловской крепости, то есть самого древнего из дошедших до наших дней сооружений петровского Санкт-Петербурга, который возводился под наблюдением самого Петра I и его ближайшего сподвижника Александра Даниловича Меншикова. Но господа чиновники этого не знают, да и не хотят знать. Для них – это всего лишь «грунтовое заполнение», которое можно разобрать и использовать в качестве музейного, коммерческого или еще какого-нибудь пространства. Чиновникам из Минкульта невдомёк, что дерево-земляной Меншиков бастион Петропавловской крепости – это полноценный памятник архитектуры, основным строительным материалом которого является земля.

 bastion2.jpg

Дерево-земляной вал 1703 года, найденный археологами в 2017-м году при работах внутри Меньшикова бастиона,
теперь фактически брошен и постепенно рассыпается. Фото из газеты «СПб Ведомости»

О существовании такой архитектуры господа чиновники со свойственной им дремучей невежественностью даже не подозревают. Как и невдомёк им, что каменно-кирпичная кладка бастиона – это не самостоятельное сооружение, а всего лишь облицовка – скорлупа, которая сооружалась для того, чтобы стать оболочкой дерево-земляной, основы и из расчёта на сцепление с ней. Друг без друга они существовать не могут, и если полностью разобрать земляную насыпь внутри каменного-кирпичной облицовки, есть большой риск того, что эта облицовка просто рассыплется. И Меньшиков бастион, и крепости на Охтинском мысу для чиновничьего люда – это не бесценные памятники нашего культурного наследия, а способ выкачать из каждого квадратного и кубического (раз уж речь идёт о пространствах) метра как можно больше прибыли.

Вот мы и закончили изучение «полноформатного» документа, который сочинившие его деятели от Минкульта попытались представить в качестве доклада Президенту.

Не знаю – убеждает ли он читателя, но Президента явно не убедил. Поэтому вопрос о дальнейшей судьбе Охтинского мыса так и остается открытым. Новых поручений Президент пока не давал, но посоветовал договориться и найти компромисс на тему того, как совместить интересы культурного наследия и бизнеса. Правда, сделал по этому поводу осторожную оговорку:

«…если это возможно совместить, конечно» (Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека. 09.12.2021, Стенограмма).

Ну, что ж, попробуем договориться. Но захотят ли этого наши оппоненты? И удастся ли президенту их мотивировать?.. Или есть в современной России силы и структуры «поважнее Путина»? Например, «Газпром»?

Пока что мы исходим из того, что Путин очень хочет убедить «Газпром» пойти навстречу истории и культуре России: «Я сейчас не хочу предрешать окончательное решение вопроса, но тем не менее попросил бы Вас с компанией поработать, а компанию я соответствующим образом мотивирую на эту совместную с Вами работу и на обсуждение этого вопроса».

Хочет. Вот только сможет ли? Что ж. Скоро узнаем.

 ioan2.jpg

Олег Иоаннисян

Источник: Город 812, 20.12.2021



Возврат к списку

Архив: 2021, 2020, 2019, 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007

 

© 2001—2022 Международный Центр Рерихов