Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаПакт РерихаМЦРМузей имени Н.К. Рериха
Л.В. ШапошниковаЗащитаОНЦ КМ КонференцииЧтенияКультурно-просветительская работаТворческие отделы

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
08.01.2023

Ольга Лазарева. Микроб клеветы. Очередные измышления Олега Шишкина

 NKR.jpg
 

«Чем дальше, тем больше пишется неправды.<…>
Беру хотя бы все, о нас написанное. Чего только не наврали!
И глава Коминтерна, и глава Фининтерна, и перевоплощение
Преподобного Сергия Радонежского. Прямо дико становится.<…>
Про Елену Ивановну писали всякую ложь. Наконец,
сказали, что она “самая опасная женщина в Азии” –
вот до какой звонкости доходило.<…>
Подчас и конца-краю не найдете. Кто мог выдумать,
что мы взяли в плен Далай-ламу? Однако это рассказывалось
в Париже на большом обеде, и, вероятно, ерунда поползла по городу. <…>
Особый вид двуногих – вредители. <…> Распадаются они
на многие секции. Есть вредитель-доносчик... Есть вредитель-завистник.
Ночь спать не будет, пока не наврет. Есть вредитель-дурак...
Есть и вредитель служебный. Вредительствует по должности.
Множество подклассов! Цивилизация расплодила этих микробов».

Н.К.Рерих. Вредители

В 2022 году, в преддверии ожидаемого через два года 150-летнего юбилея Николая Константиновича Рериха, в книжных магазинах появилась очередная книга Олега Шишкина «Рерих. Подлинная история русского Индианы Джонса». Представленная им как «сенсационное исследование», написанное в жанре архивной криминалистики и содержащее «ошеломительные подробности, редкие архивные документы и рассекреченные результаты научных экспертиз» [1, с. 4], в действительности, эта работа является продолжением все той же его недостойной деятельности, которую он избрал еще в начале далеких 1990-х годов.

О.А.Шишкин, позиционирующий себя историком и исследователем, знаком некоторым как ведущий программы «Загадки человечества с Олегом Шишкиным» на РЕН-ТВ. Но еще более он известен у нас в стране своей широкой клеветой на многих выдающихся деятелей национальной Культуры, в том числе и на Николая Рериха. Изучение его предыдущих работ о Н.К.Рерихе ярко показало фальсификацию собранных данных и бездоказательность вымышленных утверждений, которые он использовал для клеветы на нашего великого соотечественника [2]. Прикрываясь многочисленными ссылками на архивные документы, Шишкин вводил читателей в заблуждение, будто бы представляя им научное исследование. Проверка архивных документов, на которые ссылался Шишкин, проведенная вице-президентом Международного Центра Рерихов А.В.Стеценко, показала несоответствие ссылок Шишкина содержанию самих документов [3]. Ложь и клевета этого недобросовестного сочинителя с самого начала «творческой» деятельности была столь явна и откровенна и противоречила всем документальным свидетельствам, что иск за клевету, поданный на него Международным Центром Рерихом в Тверской межмуниципальный суд г. Москвы, в 1996 году был удовлетворен, а сам клеветник Шишкин приговорен к крупному штрафу. Но это его не остановило, и вот через много лет появляется новая книга, в основу которой Шишкиным были положены те же самые воображаемые идеи сотрудничества Н.К.Рериха с советскими спецслужбами, которые уже давно опровергнуты как документами из архива Службы внешней разведки, так и выступлениями ее представителя [4, 5].

Но Шишкин не желает видеть эти факты, а продолжает фантазировать. Как бы признавая свои ошибки, допущенные в предыдущей книге «Битва за Гималаи», в новой книге Шишкин утверждает якобы об исправлении ранее сделанных недочетов. Но, убирая одну ложь, он добавляет другую, не менее фантастичную и нелепую. При этом совершенно не желает расставаться со своей излюбленной идеей «сотрудничества» Николая Константиновича с ОГПУ, представляя его как основную задачу знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции.

По пути экспедиции Н.К.Рериха: клеветнические фантазии Шишкина и реальность

Научная и художественная экспедиция Рериха, проходимая по обширным азиатским территориям, состояла из трех этапов. Первоначально Рерихи совершили путешествие по высокогорному княжеству Сикким в Восточных Гималаях. Второй этап экспедиции проходил по маршруту из Кашмира в Ладак, а затем через Каракорум, Синьцзян и Джунгарию в Москву и на Алтай. Третий этап представлял собой путь из Монголии в Тибет. Не желая видеть культурную направленность всей экспедиции и ее истинные задачи, Шишкин сочиняет свою версию, утверждая, что на втором этапе Рерих якобы помогал советским спецслужбам в борьбе против басмачей и поддерживающих их британцев. «…Неофициальное предназначение этой экспедиции (по крайней мере, на отрезке Кашмир – Синьцзян) с самого начала имело антибасмаческий характер, – фантазирует он. – Оно было связано с прямым противостоянием британской разведке и лично полковнику Бейли, главному куратору басмачей и подполья Советской Средней Азии. С этого момента историю рериховской экспедиции следует рассматривать, исходя из новых фактов» [1, с. 321]. Фактов, правда, Шишкин никаких не приводит, а опирается только на свое воображение.

Так же без всяких фактов в своей предыдущей работе Шишкин сочинил историю о присоединении к экспедиции Николая Константиновича Я.Г.Блюмкина, известного террориста и агента ОГПУ. Документы и утверждения заведующего пресс-центром Службы внешней разведки Ю.Г.Кобаладзе о том, что Блюмкин не был в экспедиции Н.К.Рериха, а автор все перепутал, заставили Шишкина частично признать свою ложь. В новой книге он соглашается, что «в ранней индийской и западно-китайской частях маршрута Блюмкин караван не сопровождал и помощи ему не оказывал» [1, с. 314]. Но вместо одного Блюмкина Шишкин со своей неудержимой фантазией внедряет на этот маршрут уже двух сотрудников ОГПУ. Ими якобы становятся тибетец Рамзана Кошаль и калмыцкий лама Лобсанг, сотрудники каравана, которые вместе с Рерихами участвовали на участке маршрута, проходившем по Советской России. Рамзана, по версии Шишкина, становится советским контрразведчиком А.В.Станишевским, «одной из самых ярких фигур в Большой игре на Востоке», а лама Лобсанг – Овше Норзуновым, «агентом советской разведки» и «знатоком истории интриг в Центральной Азии». Но этого оказалось для Шишкина мало, и так называемые сотрудники ОГПУ мимоходом вербуют одного из глав британской разведки в Азии – майора Гиллана, имеющего свою резиденцию в Кашгаре – городе в китайском Туркестане.

Так как никаких документов об идентичности вышеописанных лиц, состоящих в караване Рерихов, у Шишкина нет, он прибегает к так называемой криминалистической научной экспертизе, которая по фотографиям должна установить этот факт. И что же показывает данная экспертиза? А эта экспертиза «научно» доказывает, что тибетец Рамзана, имеющий монголоидные черты лица, и контрразведчик Станишевский с европейской внешностью – одно и то же лицо. Известно, что А.В.Станишевский, служивший в ОГПУ до 1934 года, много времени провел на Востоке, занимался исследованием Средней Азии, писал под восточным псевдонимом Азиз Ниалло, но он не был выходцем из восточной нации. Визуально хорошо видно это различие во внешности. Но Шишкин, даже не задумываясь над этим, превращает типичного европейца в азиата.

Относительно другого спутника Рерихов – ламы Лобсанга – Шишкин сочиняет невероятную историю перемещения его по просторам Азии. Вначале он описывает его нахождение с Рерихами на Алтае в селе Верх-Уймон в августе 1926 года, что, действительно, подтверждается рядом документальных материалов. Затем Шишкин направляет его через высокогорное плато Укок в Монголию и далее, по приведенным им документам британской разведки, окружным путем через узбекский город Андижан в Кашгар на встречу с резидентом разведки майором Гилланом. А в октябре 1926 года под именем Овше Норзунов якобы тот же самый лама уже оказывается в Элисте. Шишкин ссылается на архив республики Калмыкия, где отмечено, что Овше Норзунов 9 октября «пишет заявление в президиум Калмыцкого областного исполнительного комитета и в тот же день получает на него ответное распоряжение» [1, с. 402].

Нужно понимать, что в начале XX века большая часть Азии не имела ни хороших дорог, ни быстрых средств передвижения. Караваны путешественников, торговцы и одинокие путники передвигались чаще всего на животных. Такие путешествия занимали долгие месяцы. Путь от Верх-Уймона до Кашгара представляет собой расстояние более 3 тысяч км, а по маршруту, представленному Шишкиным, он может составить даже около 4 тысяч, из Кашгара в Элисту – еще 4 тысячи км. И если второй участок пути можно было частично проехать по среднеазиатской железной дороге, то на первом, включавшем, по версии Шишкина, движение по горным районам Алтая и Тянь-Шаня, единственным средством передвижения были животные, чаще всего, лошади. Сколько же времени потребуется лошади, чтобы пройти первый участок пути?   

При испытании лошадей на выносливость под седлом используют определенные нормативы расстояний, которые лошади способны преодолеть. Так в течение 5 дней «ежедневно лошади проходят по 100 км пути переменными аллюрами – шагом и рысью со средней скоростью 10 км в час. <...> При проведении пробега лошадей в горах, по сильно пересеченной местности <…> проходимая ежедневно дистанция сокращается до 70 км, а общая дистанция пробега за 5 дней – до 350 км» [6, с. 202-203]. При такой скорости движения путешественнику потребуется около 1,5 месяца пути от Алтая до Кашгара. Но, конечно, при многодневных переходах более 5 дней лошадь пойдет с гораздо меньшей скоростью, ей потребуется и больше отдыха, впрочем, как и самому путнику. Таким образом, только на первый участок маршрута необходимо намного более 1,5 месяца. Пройти же весь маршрут, включая еще и путешествие из Кашгара в Элисту, за 1,5 месяца, отведенных Шишкиным, в то время было просто невозможно. Зная это, становится понятно, что лама Лобсанг, путешествовавший с Рерихами по Алтаю до конца августа 1926 года, и Овше Норзунов, бывший в начале октября этого же года в Элисте, – совершенно разные люди, не связанные ничем, кроме национальности. Оба они были калмыки.

Представляя читателям свою историю с вербовкой британского майора Гиллана советскими спецслужбами, с которыми якобы сотрудничал Н.К.Рерих, Шишкин не учел, что уже давно опубликована часть материалов британской разведки, проливающая свет на отношение Гиллана к экспедиции Николая Константиновича. Причем эти материалы находятся в том же самом архиве, в котором, по утверждению Шишкина, работал и он – в Национальном архиве Индии. Но Шишкин предпочел это не заметить, а сочинить свою историю, в которой Гиллан активно помогает экспедиции, а затем принимает для «доверительной беседы» ламу Лобсанга, возвращающегося с маршрута по Советской России домой.

Но из документов британской разведки хорошо видна роль Гиллана, организовавшего задержание экспедиции в Хотане почти на 4 месяца руками местных властей. Геополитическое соперничество между Британией и Россией в Азии в то время вызывало со стороны англичан подозрение к каждому русскому, проходившему по этому региону. Британский консул в Кашгаре майор Гиллан сделал все, чтобы помешать научной и художественной экспедиции Н.К.Рериха продвигаться по китайскому Туркестану, провоцируя ее вернуться обратно. На обращения Рериха помочь тот, естественно, молчал. Не добившись ничего от Гиллана, Николай Константинович обратился к советскому консулу в Кашгаре М.Ф.Думпису, который и предпринял решительные меры, чтобы освободить экспедицию. Узнав об этом, Гиллан поспешил опередить его, прислав дружественное письмо Рерихам, извещающее о положительных результатах, якобы предпринятых им действий. Таким образом, родилась легенда о помощи майора по освобождению экспедиции из плена, устроенного им самим [7, с. 292-295]. Так что утверждения Шишкина о помощи Гиллана экспедиции и о прекрасных отношениях между ним и Рерихом не имеют никаких документальных подтверждений. Рерихи прекрасно понимали, с кем имеют дело, когда принимали любезное приглашение Гиллана на завтрак и другие его знаки внимания, какие он стал оказывать, когда экспедиция из Хотана наконец-то смогла прийти в Кашгар. «…Такая назойливая любезность, - писала Елена Ивановна американским сотрудникам, - лучший и простейший полицейский досмотр» [8, с. 545]. Пытаясь войти в доверие к Рерихам, Гиллан надеялся узнать их дальнейшие планы.

Так же ложно и утверждение Шишкина о «доверительной беседе» ламы Лобсанга с Гилланом по поводу посещения экспедиции Рерихов Советской России, которая будто бы произошла до начала октября 1926 года. Из документов английской разведки следует, что в сентябре этого года Гиллан еще ничего не знал о месте нахождения экспедиции и в своих отчетах писал одни предположения. Только в апреле 1927 года выяснится, что экспедиция Рериха весной и летом 1926 года прошла по Советской России, о чем Гиллан был извещен депешей из Москвы за № 230 от своей агентуры, действующей в Советском Союзе [7, с. 294-295]. Сведения от ламы Лобсанга, вернувшегося в Кашгар, вполне вероятно, могли быть получены с помощью агентов Гиллана примерно в это же время и, естественно, нуждались в подтверждении. И это понятно – калмыцкий лама Лобсанг не был ни агентом ОГПУ под именем Овше Норзунов, ни агентом британских властей, а только сотрудником экспедиции Рериха на маршруте от Ладака до Алтая.

Третий этап экспедиции начинался в Монголии, в ее столице Урге, где в течение семи месяцев проходила подготовка к нему. Здесь в то время имело большое влияние советское руководство, действовала советская разведка. Сюда вслед за экспедицией Рериха был направлен и сотрудник ОГПУ Блюмкин. Историю якобы сотрудничества Блюмкина с экспедицией и помощи в ее организации Шишкин разворачивает еще в первой книге. Здесь же он, не желая расставаться со своим любимцем, продолжает сочинительство. «Да, Блюмкин имел отношение к экспедиции, – пишет он, – и документально подтверждено, что Яков Григорьевич и в этой истории был важной фигурой. Будучи резидентом ОГПУ в столице Монголии, с октября 1926 года по ноябрь 1927-го, весь срок командировки, он различными средствами осуществлял прямую поддержку каравана Рериха, активно общался с художником и членами его команды…» [1, с. 314] При этом автор, как обычно, не предоставляет ни одного документа, подтверждающего его слова.

Хорошо известно, что такие масштабные экспедиции, какой была экспедиция Рериха, требовали взаимодействия со многими людьми и государственными службами. Необходимо было подготовить визы и другие необходимые документы, согласовать пропуск через границу багажа, финансовые вопросы, маршруты, нанять транспорт и т.д. В Монголии Николай Константинович вынужден был многое согласовывать с советскими представителями. Но подобные деловые отношения не имеют никакого отношения к агентурному сотрудничеству с ОГПУ, которое Шишкин хочет представить читателям. И тем более не существует никаких доказательств активного общения Рериха и Блюмкина, который, по версии Шишкина, «обслуживал экспедицию Рериха и хлопотал о ее благополучии» [1, с. 417]. Факты говорят совсем о другом.

Известно, что одной из задач, возложенной на Блюмкина в Монголии, было наблюдение за Рерихами. Об этом свидетельствуют документы рассекреченного архива Службы внешней разведки, переданного в МЦР. В нем находятся материалы с результатами этой слежки и визы Блюмкина. То, что ОГПУ проявило активное внимание к экспедиции Рерихов, подтвердил в беседе с журналистом А.Шальневым представитель этой Службы. Шальнев записал: «У Иностранного отдела ОГПУ, “был, конечно же, интерес к экспедиции”, которую Рерих проводил в конце двадцатых годов на Гималаях и в Монголии: “регион был важен”, сказали мне» [4]. Вероятно, ОГПУ в лице Блюмкина очень хотелось внедрить в экспедицию своих людей. Но учитывая, что Елена Ивановна лично беседовала с теми, кто стремился войти в состав работников каравана, никаких шансов у Блюмкина не было.

Такая неудача, по-видимому, привела к тому, что экспедиции стали всячески вредить, чтобы задержать ее и не дать выйти на маршрут. Советским торгпредством были предоставлены неисправные машины, разбавленный бензин. Совершено покушение на Юрия Николаевича. Возможное устранение Ю.Н.Рериха, являющегося незаменимым переводчиком и руководителем охраны, могло сорвать планы Рерихов и саму экспедицию. Кроме того, Блюмкин присылал к Рерихам своего человека с советом, чтобы они задержались и дождались его возвращения в Монголию, откуда он был срочно вызван в Москву [9, с. 157]. И, наконец, из Москвы была послана официальная телеграмма об аресте экспедиции [10, с. 377]. Но благодаря разным обстоятельствам и помощи некоторых людей, Рерихи успели вовремя выйти на маршрут и избежать ареста. Так что подобное «обслуживание экспедиции» и «хлопоты о ее благополучии» хорошо показывают действительное отношение Блюмкина к Рерихам.

В середине апреля 1927 года Рерихи, наконец, вышли из Монголии и направились в сторону Тибета. И здесь, на тибетском этапе экспедиции, Шишкин снова представляет читателям очередных агентов ОГПУ, внедренных им в состав каравана. Один из них – якобы все тот же лама Лобсанг (которого на этом участке экспедиции в действительности не было), по версии Шишкина являющийся Овше Норзуновым, второй – ученый-востоковед Борис Иванович Панкратов, будто бы присоединившийся к каравану под именем А.А.Голубина. Первого Шишкин «внедряет» под видом китайца, хотя по дневникам участников экспедиции хорошо известно, что на данном участке в составе каравана китайцев не было. Там были лишь буряты, монголы, тибетец. О присутствии в составе экспедиции Панкратова тоже нет никаких документальных свидетельств.

Почему же Шишкин решил внедрить в экспедицию именно Панкратова, известного тибетолога, монголиста, синолога, проработавшего многие годы в Китае? Ответ на этот вопрос, по-видимому, тесно связан с одной из публикаций в научном издании «Страны и народы Востока», появившейся в 1989 году. Шишкин любит эту публикацию и с удовольствием цитирует ее. В данной книге он снова обращается к ней: «В 1999 году в книге “Битва за Гималаи” я написал, что на самом деле под именем “Голубин” скрывался известный советский востоковед Борис Иванович Панкратов, выполнявший секретную миссию. <…> В большей мере оно опиралось на воспоминания востоковеда Юрия Львовича Кроля – ученика Панкратова, опубликованные в научном сборнике “Страны и народы Востока”. Кроль вспоминал: “Менее известны отношения, связывающие его [Панкратова] с Н.К.Рерихом. Познакомились они в 1927–1928 гг. Николай Константинович Рерих прибыл в Пекин с границ Тибета, куда попал, проехав по Монголии через Ургу. Художник хотел въехать в Тибет как 25-й царь [в статье Кроля - князь] Шамбалы, о котором говорили, что он придет с севера, принесет спасение всему миру и станет царем света. Носил он по этому случаю парадное ламское одеяние”» [1, с. 428]. И далее Шишкин цитирует из этого сборника клевету на Елену Ивановну, якобы рассказанную Панкратовым, как на пути в Тибет будто бы приходилось постоянно останавливать караван для ее спиритических сеансов общения с духами.

И Шишкин делает свой вывод: «Из этих воспоминаний очевидно, что Панкратов с Рерихом действительно путешествовал. Но, рассказывая о своем знакомстве с Рерихом, он не говорил Кролю, кем и под каким именем он в экспедиции трудился. Человека по фамилии Панкратов в списках экспедиции нет, очевидно, он участвовал там тайно, под другим именем» [1, с. 428]. Но, читая подобное, становится ясно, что здесь очевидно совсем другое, а именно – явная ложь и автора публикации, и Олега Шишкина.

Что же в действительности представляют так называемые «воспоминания» Б.И.Панкратова, на которые пытается опереться Шишкин? А представляют они собственные измышления автора статьи Ю.Л.Кроля. Публикуя в научном сборнике «Страны и народы Востока» свои воспоминания о Борисе Ивановиче, Кроль не постыдился добавить туда и клеветнические утверждения о Рерихах, якобы рассказанные ему самим Панкратовым. Он воспользовался тем, что Панкратов к тому времени уже ушел в мир иной и не мог ему ничего возразить. То, что эти «воспоминания» явная ложь и клевета, хорошо видно из самой статьи Кроля. Приведенная в ней вымышленная история о путешествии Н.К.Рериха в Пекин «с границ Тибета» в 1927-1928 годах неправдоподобна, так как в то время Николай Константинович был на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции, путь и детали которой хорошо известны. Сойти с маршрута на многие месяцы для посещения Пекина было просто невозможно, да и подобный «факт» опровергается дневниками участников экспедиции.

Также в статье Кроля приводится не менее вымышленная история о Пакте Рериха. Кроль утверждает, что его учитель говорил, будто бы Пакт «признали только панчен-лама и Либерия» [11, с. 90]. В действительности Пакт Рериха был признан и подписан 15 апреля 1935 года в Вашингтоне президентом США Ф.Д.Рузвельтом и 20 странами Латинской Америки. Конечно, образованный ученый Панкратов не мог так ошибаться, а сочинять подобную нелепость для рассказа Кролю ему было незачем. Ложь относительно Елены Ивановны также легко опровергается всеми участниками экспедиции, оставившими записи, часто очень подробные, с описанием многих деталей этого сложного тибетского пути. Ни в одной из них нет даже намека на подобные клеветнические фантазии, посетившие Кроля [12, 13].

Об ученом Б.И.Панкратове известно, что в сентябре 1935 года он был переведен из Пекина в Ленинград, где продолжал работать все оставшиеся годы. Он был хорошо знаком с Ю.Н.Рерихом, их связывали общие научные интересы, но пока нет никаких фактов, которые указывали бы на знакомство Панкратова с Н.К.Рерихом, которое могло состояться в Пекине лишь в 1935 году, во время Маньчжурской экспедиции Рерихов. Вполне возможно, что такой встречи вообще не было. По-видимому, невозможность подтвердить эту встречу и явная неправдоподобность «воспоминаний», приведенных в сборнике, заставила Шишкина придумать историю с участием Панкратова в экспедиции и таким образом попытаться оправдать ложь Кроля, на которую так любят опираться очернители Рерихов, прикрываясь якобы ее «научностью». Так без всяких документов и подтверждений возникает клеветническая фантазия Шишкина об участии Б.И.Панкратова в экспедиции Н.К.Рериха под именем А.А.Голубина.

Но в связи с вышесказанным существуют и настоящие факты, которые не желает видеть Шишкин. Среди документов из архива Службы внешней разведки, переданных МЦР, находятся несколько донесений о тибетском этапе экспедиции. Все эти донесения представляют собой краткую информацию, собранную из вторых и третьих источников. Так один из этих документов «подготовлен резидентурой ОГПУ в Улан-Баторе на основе сведений, полученных от источника за номером “Р/31” и оцененных как “заслуживающие доверия”» [4]. Другой – представляет собой «перевод сообщения информационного агентства Рейтер» [4]. Оба донесения сообщают одно и то же – о задержании экспедиции на плато Чантанг тибетскими властями. И здесь возникает вопрос: если в составе экспедиции были агенты ОГПУ, для чего же потребовалось собирать такие скудные сведения из посторонних источников? И где же донесения самих агентов, выявленных Шишкиным?

Отдельно нужно остановиться на измышлении Шишкина и Кроля, приписавших Николаю Константиновичу якобы провозглашение себя Царем Шамбалы. Основано это измышление на древнем восточном предании, распространенном по всей Азии и повествующем об Обители Света, Шамбале, и ее Правителе. Согласно этому преданию, в недалеком будущем ожидается Приход этого Правителя, 25-го Царя Шамбалы, Ригден Джапо, который в Великой Битве победит злые силы и установит Эпоху добра и Света на Земле. Его Приход ждут с севера, а в буддийском мире он широко известен под именем Майтрейи.

Это предание еще при жизни Рерихов было использования для создания клеветы на них и вызвало большой переполох у британской разведки. Тира Уэйр, жена британского резидента в Сиккиме, на основе публикаций Рерихов о Центрально-Азиатской экспедиции сочиняет собственную историю о возможном провозглашении Рерихов Майтрейей и Далай-ламой (а также предшествующими Приходу завоевателями) с целью установления в Тибете «большевистского контроля вплоть до границ Индии» [7, с. 476]. «Завоеватели придут с Запада и Севера, – размышляла Тира Уэйр, – и почему они не могут быть русскими? <…> Персонификация даже Майтрейи может быть кульминацией политики Рериха…» [7, с. 478] Потрясенная такими «откровениями» британская разведка принялась расследовать это фантастическое заявление, но не смогла обнаружить никаких фактов. Поиски доказательств «провозглашения» Рериха Майтрейей для установления «окончательного контроля над всей Азией» Советской Россией, в конце концов, были прекращены. А один из английских чиновников написал свое замечание на «отчет» Тиры Уэйр: «Я прочел эти бумаги с огромным интересом; они хороши, как роман Эдгара Уоллеса» [7, с. 481].

Но, к сожалению, оставленные англичанами подобные фантазии в наше время подхватили некоторые наши соотечественники. И мысли «высокоинтеллигентной миссис Уэйр» заметно узнаются в трудах Кроля и Шишкина. В своих ранних статьях Шишкин утверждал, что перед Центрально-Азиатской экспедицией Н.К.Рериха стояла задача свергнуть тибетское правительство во главе с Далай-ламой. В данной книге он заявляет, что планы по отнятию власти у Далай-ламы были у Рериха лишь в 1925 году, а во время тибетского этапа экспедиции в 1927-1928 годы «он просто шествовал с развернутыми знаменами, как двадцать пятый царь Шамбалы, готовясь принять почести и поклонение» [1, с. 436]. Конечно, сочинение Шишкина о желании Н.К.Рериха свергнуть тибетское правительство ничем не подтверждено и, так же, как и фантазии Тиры, представляет собственное измышление. Но он ищет, чем бы смутить сознание своих читателей и, как ему кажется, находит. Представление художника якобы идущим в Тибет 25-м Царем Шамбалы, Шишкин пытается обосновать тем, что Николай Константинович на этом участке пути взял себе тибетское имя Рета Ригден.

В аннотации к книге Шишкин заявляет, что читатель сможет увидеть «впервые опубликованный документ, в котором Рерих провозглашает себя царем Шамбалы» [1, с. 4]. Документ, на который пытается сослаться невежественный сочинитель Шишкин, представляет собой фрагмент одного из писем Н.К.Рериха главе тибетского правительства, подписанный тибетским именем художника. Шишкин комментирует фрагмент письма так: «Еще один документ коллекции, где на 13-м листе Рерих в послании к Далай-ламе XIII именует себя Рета Ригденом, то есть буддийским мессией, 25-м царем Шамбалы» [1, с. 416 (вклейка)]. Но здесь присутствует очередная шишкинская ложь.

Хорошо известно, что люди, приезжающие в другую страну и живущие там, часто берут себе местные имена для облегчения общения с ними. То же было сделано и Н.К.Рерихом, отправившимся в Тибет, мышление в котором значительно отличалось от западного и требовало особого подхода – по сознанию. Имена Героев и Божеств широко используются на Востоке в качестве личных имен. Потому ничего удивительного в том, что Рерих мог взять себе имя, созвучное имени почитаемого им Правителя Мира. Но имя Рета Ригден не идентично имени 25-го Царя Шамбалы Ригден Джапо и не переводится так, как пытается внушить Шишкин читателям.

В буддийской мифологии праведные Цари, живущие в Обители Света – Шамбале, именуются Калки, или Кулика. На тибетском титул династии Царей Шамбалы звучит как Ригден. Каждый Царь имеет свое имя. Последний, 25-й Царь Калки, именуется в Тибете как Ригден Джапо, где титул Царя – Ригден, а Джапо – Его имя. Ригденами именовались последние 25 из 32 Царей Шамбалы в тибетском буддизме. Их также называют Великими Учителями, Старшими Братьями человечества, помогающими ему на сложном эволюционном пути развития.

Н.К.Рерих, являясь представителем Учителей, на пути Центрально-Азиатской экспедиции приносил Их помощь и указания наилучших путей развития главам разных государств. И имя Рета Ригден не являлось именем какого-либо Царя Шамбалы, или Великого Учителя, а лишь именем Их посланника и представителя. Таким именем Н.К.Рерих подписывал свои письма к тибетскому правительству и Далай-ламе. Эти письма Николаю Константиновичу пришлось писать, чтобы вызволить экспедицию из морозного плена на суровом плато Чантанг, где она была задержана тибетскими властями без всяких оснований и где ей грозила гибель от холода и голода. В них он требовал разрешения для прохода экспедиции и пытался донести до лхасских властей цель ее прихода в Тибет. Тибетское имя Рериха должно было помочь Далай-ламе понять, кто пришел к нему и для чего. Но тот остался глух. Не возвеличивание себя и желание принятия почестей, как утверждает Шишкин, заключалось в принятии этого имени. А великое смирение для выполнения своей Миссии – приношение помощи Тибету в сложный переломный период. И увенчалось оно жестокой неблагодарностью тибетских властей во главе с Далай-ламой, пытавшихся обречь экспедицию на гибель арестом в суровых условиях в угоду англичанам.

Новые измышления Шишкина

В новую работу Шишкин внес еще один вымышленный аспект деятельности Н.К.Рериха. В ней он попытался представить Николая Константиновича еще и английским шпионом. Свое утверждение об этом Шишкин делает на основании допросов Г.И.Бокия, русского революционера и сотрудника ОГПУ. В то время в Советской России обвинения в шпионаже, особенно в английском, звучали во множестве сфабрикованных дел против арестованных без всяких оснований людей. «Утверждение про “английского шпиона Рериха” в допросе возникает со слов Бокия, – пишет Шишкин. – Скорее всего, этот поворот был предложен ему следствием. Само по себе имя Рериха у следствия возникнуть не могло – кто-то должен был предоставить эту информацию следователю, причем информацию чрезвычайно секретную» [1, с. 543]. И далее он заявляет, что Рерих являлся «одним из главных фигурантов большого и резонансного дела “Единого трудового братства”» [1, с. 545], организации, будто бы готовившей «взрыв в Кремле». И хотя Шишкин говорит как бы о подозрении Н.К.Рериха в английском шпионаже, но своим заключением он это прямо утверждает: «Канва дела “Единого трудового братства” ясна, как и роль Рериха в этой невероятной эпопее» [1, с. 549]. Ни о какой другой роли Рериха в этом деле, кроме роли английского шпиона, он, собственно, и не пишет.

Эту версию Шишкин пытается подтвердить общением Николая Константиновича с английскими представителями и тем, что после Центрально-Азиатской экспедиции Рерихи смогли поселиться в Индии и не были выселены оттуда британскими властями. Но подобные «факты» не являются доказательством английского шпионажа Рериха. Также и причастность Николая Константиновича к деятельности «Единого трудового братства» и Бокия не имеет никаких документальных свидетельств.

Но существуют совершенно иные документы, показывающие отношения британской разведки и Рерихов. Документы эти хранятся в архивах Индии, в тех самых, которые использовал Шишкин для «научной» деятельности. Из этих документов известно, что с самого начала въезда Рерихов в Индию и до конца нахождения в этой стране англичан британские спецслужбы вели активное наблюдение за Рерихами, подозревая их в связях с советскими органами, которые, нужно сказать, так никогда и не подтвердились [14]. Они делали все, чтобы не дать Рерихам возможность поселиться в Индии. А когда им это не удалось, организовали за ними наблюдение, иными словами – слежку. Проживающий по соседству в долине Кулу полковник А.Е.Махон, агент английской разведки, был специально приставлен к Рерихам и регулярно передавал свои донесения начальству.

Так, 18 апреля 1931 года Махон писал Х.В.Эмерсону, секретарю правительства Индии: «Вам, возможно, будет интересно узнать, что старик (Рерих. – Л.Ш.) занят своими картинами и пишет книгу. Доктор Келц подстрелил тысячи птиц и собрал интересную коллекцию. <…> Они начали создавать здесь небольшой музей… Я слежу за их действиями и дам вам знать, если что не так, но в настоящее время, я уверен, они безвредны, хотя и эксцентричны» [7, с. 471]. Существует большое количество и других документов этого дела, которые были опубликованы известным ученым-востоковедом Людмилой Васильевной Шапошниковой в книге о Н.К.Рерихе «Мастер» [7, с. 461-483].

Совершенно невозможно представить, чтобы английские спецслужбы могли вести слежку в течение многих лет за своим собственным агентом. Вероятно, это все Шишкину хорошо известно, так как, представляя в своей книге список использованных им архивов, он указывает три крупных архива Индии, в которых собраны документы британской разведки за много лет нахождения ее в этой стране, в том числе и вышеназванные материалы, связанные с Рерихами. Но Шишкин предпочел проигнорировать эти материалы и сочинить собственную историю, противоположную фактам. Также он не смог привести ни одного свидетельства из этих архивов, подтверждающего его клевету. Действительно, никаких документов о сотрудничестве Н.К.Рериха с английскими спецслужбами в британских архивах Индии нет и быть не может.

Но верхом цинизма Шишкина стала его попытка связать деятельность Николая Константиновича с немецкими нацистами и итальянскими фашистами. Прямо писать об этом Шишкин не решился, но то, что он написал, неизбежно приводит читателя к такому пониманию. Так, вначале он приводит злостную клевету о сотрудничестве Н.К.Рериха с нацистами, потом ее опровергает. А затем добавляет: «Однако тема “Рериха и нацистов” существует. Она, хотя и особым образом, связана с судьбой некоторых, действительно таинственных “шамбалинских” артефактов, касающихся войны 1939–1945 годов» [1, с. 594]. И далее Шишкин разворачивает историю одной скульптуры из метеорита, названной «Железный человек». Эта скульптура была создана в буддистском стиле, причем, по версии некоторых исследователей, будто бы по заказу нацистов. На основании фантазий немецкой «исследовательницы» Ирсун Энгельгард, которая заявила о том, что основой для создания скульптуры послужил эскиз Николая Константиновича к картине «Приказ Ригден Джапо», Шишкин пытается подтвердить существование связи Рериха с нацистами. «Почему в качестве образцов [данной скульптуры] были выбраны работы Рериха?» [1, с. 603] – задается вопросом Шишкин. Но кем же выбранные? По представлению Шишкина – нацистами. «[Буддолог] Байер считает, – пишет Шишкин, – что “Железный человек” был создан для прибыльного рынка нацистских артефактов…» [1, с. 600] Таким образом, Шишкин подводит мысль читателя к якобы сотрудничеству Рериха с гитлеровской Германией в деле создания ее нацистских ценностей.

Но хорошо известно, что, создавая картины, Рерих часто обращался к иконографическим образам разных культур, в том числе и тибетской. Изображения с древних тибетских икон – танок – им использовались для создания многих произведений. Вероятно, и неизвестный автор буддистской скульптуры использовал тот же самый тибетский иконографический канон, что и воспроизведенный Рерихом в эскизе к картине. Так что никакой связи Рериха с нацистами нет и никогда не было.

Так же не существует и связи Рериха с итальянским фашизмом. Но на эту мысль Шишкин пытается навести своих читателей, утверждая о якобы контактах Н.К.Рериха с Бенито Муссолини. Основным «доказательством» явилась дневниковая запись 1929 года З.Г.Фосдик о переданном от Николая Константиновича письме Муссолини, содержание которого неизвестно. Но чтобы понять этот момент, нужно знать некоторые исторические факты, связанные с деятельностью Великих Учителей, направленной на помощь нашей планете. Хорошо известно, что во время переломных событий в жизни различных стран Учителя предлагали помощь их главам, указывая правильное направление развития. И всех потенциальных агрессоров предупреждали не развязывать военных действий против России [15]. Пришедший к власти Муссолини в то время еще имел возможность отойти от будущих антигуманных идей в сторону Культуры. Он сам тогда много говорил о Культуре, даже доброжелательно отнесся к Пакту Рериха. Предотвратить его будущее человеконенавистничество и участие в войне против Советского Союза, по-видимому, и было задачей данного письма, переданного через Н.К.Рериха. Но Муссолини не принял предостережений и был оставлен.

Шишкин же пытается найти подтверждение своим фантазиям. Он пишет: «Сам Рерих также не отрицал контактов с диктатором и уверял в своих мемуарах “Листы дневника”: “Из Италии призрак советовал всецело передать наш Пакт об охране культурных сокровищ в руки Муссолини, который проведет и утвердит его”» [1, с. 509]. Этот фрагмент Шишкин берет из очерка Николая Константиновича «Призраки» и, как всегда, обманывает читателей. В действительности, в очерке говорится о призраках – «темных сущностях», которые пугали и часто угрозами пытались навязать свои темные планы, в том числе и с передачей Пакта в руки Муссолини [16, с. 93-94].

Так все подобные попытки Шишкина очернить Н.К.Рериха связями с самым темным проявлением зла в XX веке – нацизмом и фашизмом – говорят лишь о его собственной моральной низости. Даже мало знающим труды Н.К.Рериха людям хорошо известно глубоко негативное отношение художника к этому страшному злу. Будучи великим гуманистом, Николай Константинович много работал для утверждения мира и добра на Земле. Он верил в победу над фашизмом всех светлых сил и посвящал этой теме многие очерки и картины. В 1943 году он записал: «Лопнула ось двадцать пятого Июля [17]. Муссолини ушел. <…> Какой удар фашистам итальянским, немецким, японским и зарубежным русским (ведь и такие имеются)! <…> Значит, одна свирепая, жестокая партия скончалась. А тут и другой товарищ оси качается. Пишут в газетах о вызове из Швеции психиатра для Гитлера. <…> Худо будет всем, дерзнувшим против России» [16, с. 128].

В своей работе Шишкин не мог обойти стороной и Елену Ивановну Рерих, жену, другиню, спутницу Николая Константиновича. Он клевещет, приписывая ей несуществующую неврологическую болезнь – эпилепсию. Так как никаких фактов по этому поводу у Шишкина нет, он опять прибегает к невежественному сочинительству. Шишкин выбирает из людей, имевших общение с Рерихами, врачей и без всяких доказательств заявляет, что все они якобы лечили Елену Ивановну от этой болезни. Такими врачами, по версии Шишкина, были К.Н.Рябинин, А.Ф.Яловенко и В.М.Бехтерев. Но действительные факты событий совсем иные. Так, доктор К.Н.Рябинин, сопровождавший экспедицию Рериха на самом сложном участке ее пути – тибетском, в своем дневнике делал многие медицинские записи о здоровье сотрудников каравана. Но там нет ни слова о том, что пытается утверждать Шишкин [12]. Другой сотрудник Рерихов, фельдшер А.Ф.Яловенко, живший с ними в Кулу в 1930-40 годы, не оставил ни одного медицинского свидетельства подобного рода за все это время. Единственный материал, который пытается использовать Шишкин для своей версии, – это автобиография Яловенко, написанная в 1952 году.

После ухода Николая Константиновича в начале февраля 1948 года вместе с Рерихами он подает документы в советское посольство для возвращения на Родину. Никакого ответа из Советского Союза на это обращение дано не было. В 1951 году Яловенко наконец получает персональный отказ на свое ходатайство. Страстно желая вернуться на Родину и безосновательно вообразив, будто причина его несчастий – Рерихи, вместе с которыми он хотел отправиться в Советский Союз и которых, как и его, не хотели туда впускать, Яловенко прибегает к клевете с целью добиться желаемого. В своей автобиографии он обвиняет Елену Ивановну в несуществующей болезни, в ее якобы мистическом влиянии на Николая Константиновича и пытается откреститься от Рерихов. «Часто мне приходит на мысль, не зачислили ли меня в семейство Н.К.Рериха, которого, я слышал, обвиняют в каком-то мистицизме...» [18] – пишет он.

Но, несмотря на все свои старания, Яловенко так и не получил разрешения на въезд на Родину и умер вдали от нее. К сожалению, осталась его клевета, которую и подхватили невежественные очернители Рерихов, в том числе и Шишкин, даже не понимая, что описанные в автобиографии Яловенко якобы «симптомы» болезни не являются таковыми и никак не подтверждают придуманный им диагноз. В настоящее время этот ложный диагноз уже опровергнут современным врачом-неврологом [19].

Еще один врач, выбранный Шишкиным для своей клеветы, – В.М.Бехтерев, он был знаком с Рерихами еще при их жизни в Санкт-Петербурге. Основатель психоневрологического института, академик Бехтерев занимался не только лечением больных неврологическими и психическими недугами. Много времени он уделял изучению энергетической природы психических процессов, происходящих в человеке, передаче мысли на расстоянии, а также других малоизученных проявлений человеческой психики здоровых людей. Потому, несомненно, богатая и одаренная природа Елены Ивановны, ее дар пророчества привлекли его внимание. Именно о внимании Бехтерева к пророческим способностям Е.И.Рерих пишет Николай Константинович в тех очерках, отдельные предложения из которых, вырванные из контекста, приводит Шишкин в своей книге, пытаясь обосновать свою клевету. Но в действительности, в этих очерках нет ни слова о выдуманной им болезни. Так Н.К.Рерих писал в одном из них: «Нигде не сказано о даре прозрения [Елены Ивановны]. <…> Люди получали предупреждения и, как обычно, не обращали на них внимания. Однако за годы прозревались события. Как всегда, определились они не календарными сроками, а сопутствующими жизненными знаками. Все это не записано. Из ученых Бехтерев прислушивался внимательно, а затем несколько врачей и исследователей проходили мимо равнодушно» [20, с. 449]. Взяв последнее предложение из выше приведенного фрагмента, Шишкин пытается доказать лечение Елены Ивановны Бехтеревым.

Совершенно не разбираясь в тонкостях человеческой психики, не умея отличить низший психизм и медиумизм от Высоких духовных достижений, не владея знанием научных достижений в этой области [21], в своей книге Шишкин путем лжи и клеветы пытается оскорбить то, что для него недосягаемо. Неординарные способности Елены Ивановны, представляющие собой Высокие духовные достижения, уже давно отмечены в Культуре разных времен и народов. Эти проявления, еще мало изученные нашей наукой, тем не менее на протяжении многих веков служили основой для исторических поворотов в судьбах разных стран, для появления новых, более прогрессивных начинаний в их культурной жизни. Почитаемые во всем мире Тереза Авильская, Жанна Д’Арк, Екатерина Сиенская и многие другие духовные подвижники имели подобные проявления. Известны они и среди наших Святых. Так, Преподобный Сергий Радонежский в своей жизни имел видения Высшего Мира, мог видеть на расстоянии и мысленно сообщаться со своим сподвижником Стефаном Пермским, что отмечено в жизнеописании Его ученика Епифания Премудрого. Высокие проявления духовно развитых людей отражены и в собрании трудов Добротолюбия.

* * *

Сочиняя свою новую книгу, Шишкин взял для нее отдельные фрагменты из трудов Рерихов и воспоминаний о нем, добавил туда опубликованную ранее клевету, а также истории жизни и деятельности самых разных людей, преимущественно сотрудничавших с советскими спецслужбам и часто не имевших к Рерихам никакого отношения, – Бокия, Барченко, Блюмкина и других. Все это автор скрепил собственной ложью и оскорблениями в адрес Рерихов и подобный «винегрет» выдал читателям за подлинную историю жизни и деятельности Н.К.Рериха. Приводя многочисленные ссылки на архивные документы, Шишкин пытается доказать «научность» своего «исследования». Но как в ранних публикациях, так и сейчас, эти ссылки представляют собой манипуляцию сознанием читателя. Игнорируя правдивые документы, находящиеся в представленных архивах, Шишкин сочиняет прямо противоположное фактам, указанным в них. А выбирает для работы лишь то, что можно хоть как-то использовать для подтверждения своей лжи. Но вырванные из контекста фрагменты, при рассмотрении всего материала, несут совершенно иной смысл, чем тот, который пытается вложить в него Шишкин. Все это хорошо видно на примере работы Шишкина с документами в британских архивах Индии и в использовании статей Николая Константиновича.

Своей работой Шишкин пытается доказать читателям, что в нашем мире нет ничего высокого и благородного, честного и самоотверженного. Нет Обители Света – Шамбалы, нет Великих Учителей – Махатм. По версии Шишкина, все это представляет собой лишь выдумки Николая Константиновича, который якобы списывал эти сюжеты из произведений писателя Оссендовского. В мире есть только одно, считает Шишкин, – это подлость и обман, политические авантюры и желание славы, достижение собственного материального благополучия. И ради этих целей все живут и действуют. И почти все герои Шишкина занимаются разведкой и участвуют в политических играх. По горным тропам Гималаев спешат буддийские «монахи-разведчики, исследователи политических лабиринтов» [1, с. 207]. Известный ученый-генетик Вавилов приезжает в США не для научной деятельности, а для вербовки новых сотрудников для советских спецслужб. На этом вымышленном фоне и Николая Константиновича Шишкин превращает в политического авантюриста. Без всяких документов и фактов, с помощью лжи и клеветы он создает образ героя, ничего общего с Николаем Константиновичем не имеющего.

Но, по счастью, истина не меняется оттого, что кто-то хочет оклеветать и оболгать. Во все времена клевета была показателем действительного Величия всего оклеветанного. Не в силах подняться до уровня Высокого и Прекрасного низкие и невежественные сознания всегда пытались оскорбить и унизить то, что им недоступно. Известно, что многие выдающиеся представители Культуры в разные века писали и о Шамбале, и о Великих Душах – Махатмах. Об этом утверждали и ученые недавнего прошлого [22]. В нашем мире существует не только зло и несовершенство, но и благородство и честность, служение человечеству и любовь к Родине, подвиг и героизм. И лучшие люди всегда указывали нам путь к этим высоким нравственным качествам, которые одни только могут помочь человечеству достигнуть мира и процветания на Земле. Такими людьми в XX веке были Рерихи. Великие патриоты своей Родины, мыслители, художники, ученые, все Рерихи внесли неоценимый вклад в сокровищницу нашей национальной Культуры. Все они трудились, в первую очередь, для России, верили в ее расцвет и лучшее будущее. Ей они посвящали свои труды, ее они призывали оборонять от всех врагов.

И все попытки Шишкина очернить и дискредитировать Рерихов – это попытки нанести вред нашей национальной Культуре. Но без Культуры разрушается страна, разрушается народ. Куда придет наша страна, если ее народ будет воспитываться на подобных книгах? Об этом следует задуматься.

Литература и примечания

  1. Шишкин О.А. Рерих. Подлинная история русского Индианы Джонса. Москва: АСТ, 2022.
  2. Лингвистическое исследование книги Олега Олега Шишкина «Битва за Гималаи. НКВД: Магия и шпионаж» и статьи Виктора Былинина «Послушники Шамбалы», 26.02.2004. Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: https://icr.su/rus/news/2022/Lingvisticheskoe_issledovanie_knigi_Shishkina.pdf (дата обращения: 14.11.2022)
  3. А.В. Стеценко. Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется // Защитим имя и наследие Рерихов. – Т.1. – М.: МЦР, 2001. Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: https://lib.icr.su/node/95 (дата обращения: 14.11.2022)
  4. А. Шальнев. Николай Рерих не был агентом ОГПУ. Свидетельствуют документы из секретных архивов разведки // Известия. 2.10.1993. Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: https://lib.icr.su/node/87 (дата обращения: 14.11.2022)
  5. Н.Дардыкина. Была ли провозглашена анафема освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви? Газета "Московский Комсомолец", 14 января 1995 года / Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: https://lib.icr.su/node/70 (дата обращения: 14.11.2022)
  6. К.И. Горелов, А.А. Яковлев. Тренинг и испытания верховых лошадей. М.: Сельхозгиз, 1955.
  7. Л.В.Шапошникова. Великое путешествие. Кн. 1. Мастер. М.: МЦР, 1998.
  8. Е.И.Рерих. Письма. В 9 томах. Т. IX. М.: МЦР, 2009.
  9. Рерихи на пути в Тибет. Дневники Зинаиды Фосдик. 1926-1927. М. ГМВ, 2016.
  10. Л.В.Шапошникова. Свет и тернии Космического пути планеты Земля. М.: МЦР, 2015.
  11. Ю.Л.Кроль. Борис Иванович Панкратов / Страны и народы Востока. Выпуск XXVI, книга 3. М., 1989. Режим доступа: http://www.orientalstudies.ru/rus/images/pdf/journals/SNV_26_1989_06_kroll.pdf (дата обращения: 25.11.2022)
  12. К.Н.Рябинин. Развенчанный Тибет. Амрита-Урал, 1996, 740 с.
  13. П.К.Портнягин. Современный Тибет. Экспедиционный дневник, 1927-28 / Журнал Ариаварта №2, Санкт-Петербург, 1998, с. 37. Режим доступа: www.aryavest.com/partlink/47.pdf (дата обращения: 25.22.2022); Декроа Н. (Кордашевский Н.В.) Тибетские странствия полковника Кордашевского. (С экспедицией Н.К.Рериха по Центральной Азии). СПб, 1999. Режим доступа: http://svitk.ru/004_book_book/13b/3033_dekroa-tibetskie_stranstviya_polkovnika.php (дата обращения: 25.11.2022)
  14. Как не старалась одна из лучших в мире разведок, ей так и не удалось получить никаких сведений о причастности Рериха к советским спецслужбам. «Из отчета П.К.Бэмфорда от 5 декабря 1929 года: “Было установлено, что “никогда не было известно определенно, что он (Рерих) является коммунистическим агентом”. Конечно, это никогда не было установлено. Если бы это было установлено, тогда бы все было прекращено”». Другими словами, Рерихов сразу же выселили бы из Индии, но этого не произошло. / Л.В.Шапошникова. Великое путешествие. Кн. 1. Мастер. М.: МЦР, 1998, с. 461.
  15. Об этом писала Е.И.Рерих в своих письмах. / См: Е.И.Рерих. Письма. В 9 томах. Т. II. М.: МЦР, 2000, с. 419-420.
  16. Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. М.: МЦР, 2002.
  17. Ось Рим-Берлин-Токио.
  18. Яловенко А.Ф. Автобиография. 22 марта 1952 г. – АВП РФ. Ф. 50-г. Оп. 9. Пап. 860. Порт. 17. Л. 11-12. – Машинопись. / Цит. по: В.А.Росов. Кашгарский доктор Яловенко. Режим доступа:www.aryavest.com/work.php?workid=20 (дата обращения: 5.12.2022)
  19. Ольга Григорова. А судьи кто?... Режим доступа: https://lomonosov.org/article/a_sudii_kto_1.htm (дата обращения: 5.12.2022)
  20. Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 2. М.: МЦР, 2000.
  21. См.: Е.И. Ануфриева, В.П. Ануфриев. Энергетика наших детей. Режим доступа: https://icr.su/rus/onckm/nauchnye-otkrytiya/izuchenie-svoystv-cheloveka/Anufrievy_3.php#sdfootnote22sym (дата обращения: 10.12.2022); Чижевский А.Л. совместно с А.И. Ларионовым, В.К. Чеховским. О передаче мысли на расстоянии. Режим доступа: https://x-faq.ru/index.php?topic=737.0 (дата обращения: 10.12.2022)
  22. О Шамбале, кроме Н.К.Рериха, писали все серьезные исследователи Центральной Азии и Тибета – Г.Цыбиков, Н.Пржевальский, А.Давид-Неэль, Л.В.Шапошникова и другие. Французская исследовательница А.Давид-Неэль в своей книге о путешествии в Тибет писала: «Я знала людей, утверждавших, что побывали в Шамбале, и тех, кто более скромно заявлял, что знает туда дорогу». / А.Давид-Неэль. Путешествие парижанки в Лхасу. М.: Энигма, 2016, с. 332. / Латышский поэт и мыслитель Рихард Рудзитис, опираясь на исторические источники и свидетельства очевидцев, собрал многочисленные сведения о Шамбале и Великих Учителях с древних времен и до наших дней. См.: Р.Рудзитис. Братство Святого Грааля. Рига: Угунс, 1994, с. 5-164. Известный ученый-востоковед, академик Л.В.Шапошникова подробно рассмотрела эту тему во многих своих исследовательских трудах. См.: Л.В.Шапошникова. Великое путешествие. Книга 2. По маршруту Мастера. Ч. I, М.: МЦР, 1999, с. 321-331; Ч. II, М.: МЦР, 2000, с. 231-243; Л.В.Шапошникова. Великое путешествие. Книга 3. Вселенная Мастера. М.: МЦР, 2005, с. 118-168; Л.В.Шапошникова. Свет и тернии Космического пути планеты Земля. М.: МЦР, 2015, с. 69 и другие.


Возврат к списку

Архив: 2021, 2020, 2019, 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007