Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаПакт РерихаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииЖурнал «Культура и время»Творческие отделыСотрудничество

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  123

Приложение к письму  МЦР от 18 июля 2007 г.

7. Превращение В.А. Росовым Пакта Рериха – величайшего культурного проекта прошлого века – в средство достижения цели создания независимого государства.

«Однако Пакт Рериха – это также и звено в большой политике <…>» (стр. 6).

«Возникает естественный вопрос: почему утверждению Знамени Мира придавалось такое огромное значение? Ответ подсказывает Зинаида Лихтман, реагируя на письма своих учителей Н.К. и Е.И. Рерих. Конвенция в Вашингтоне является лишь шагом на пути в будущее, она – часть Великого плана. Необходимо «участвовать в Конвенции… и тем самым возбудить интерес к этому Великому плану». Становятся понятными дальнейшие перспективы Маньчжурской экспедиции, проходившей на фоне все возрастающего движения Пакта» (стр. 262).

Н.К. Рерих:

«Культура и мир являются священным оплотом человечества. В дни больших потрясений и материальных и духовных именно к этим светлым прибежищам устремляется дух смущенный. <…>

Наш Пакт Мира, обнародованный в 1929 году, устанавливает особое Знамя для защите всех культурных сокровищ. <…>

Как мы видим, никаким приказом нельзя запретить войну, так же как нельзя запретить злобу и ложь. Но неотложно, терпеливым напоминанием о высших сокровищах человечества, можно сделать эти исчадия тьмы вообще недопустимыми, как порождения темного невежества».

(Рерих Н.К. Твердыня Пламенная. – М., 1999. – С. 167-168).


«Этот Международный Флаг Культуры для охраны Искусства и Науки никого не умаляет и не нарушает ничьих мирных интересов. Наоборот, он поднимает мировое понимание эволюционных сокровищ. Он помогает ценностям грядущего творчества и в существе своем ведет к великому пониманию Прогресса и Мира. В этом понимании, в творческом стремлении понятие Мира становится более реальным. Это Знамя, как Страж Мира, напоминает о необходимости каталогизации всех культурных сокровищ мира. <…>

Флаг Красного Креста не нуждается в объяснениях даже для наиболее некультурных умов. Так же точно и новое Знамя, этот Страж культурных сокровищ, говорит само за себя. Нетрудно объяснить даже дикарю значение охранения сокровищ Искусства и Науки. Мы часто твердим, что краеугольный камень будущей Культуры покоится на Красоте и Знании».

(Рерих Н.К. Держава Света. – М., 1999. – С. 103-104).


«Для этого великого Служения был предложен наш мирный договор со Знаменем Мира для охранения всех культурных сокровищ человечества. Наш великий Рабиндранат Тагор, являющийся одним из просвещенных покровителей культуры, пишет нам следующее по поводу Пакта Мира:

«Я зорко следил за вашими замечательными достижениями в области искусства и за вашею великою гуманитарною работою во благо всех народов, для которых ваш Пакт Мира, с его знаменем для защиты всех культурных сокровищ, будет исключительно действенным символом. Я искренно радуюсь, что этот Пакт принят Музейным Комитетом Лиги Наций, и я чувствую глубоко, что он будет иметь огромные последствия на культурную гармонию народов». <…>

Наша неотложная обязанность создавать для молодого поколения традиции культуры. Там, где культура, там и мир. Там и подвиг, там и правильное решение труднейших социальных проблем. Культура есть накопление высочайшей Благодати, высочайшей Красоты, высочайшего Знания. Человечество ни в коей мере не может гордиться, что оно сделало достаточно для расцвета культуры.

После невежества мы достигаем цивилизации, затем мы получаем образование, затем следует интеллигентность, затем утончение и после этого синтез открывает врата высокой культуры. <…>

Истинно, охранение сокровищ культуры принадлежит тем всеобъединяющим основам, на которых мы можем дружно объединиться без всяких жалких чувств зависти и злобы. Мы утомлены разрушениями и отрицаниями. Положительная созидательность есть основное качество духа человеческого. В жизни нашей все, что может поднять и облагородить дух наш, должно иметь господствующее место. <…>

Будем приветствовать всех тех, кто превозмогая личные трудности, обходя жалкое себялюбие, устремляет дух свой к охранению Культуры, которая превыше всего принесет блестящее будущее».

(Рерих Н.К. Держава Света. – М., 1999. – С. 109-113).

 

8. Деятельность Н.К. Рериха, направленная на создание кооперативов, представлена в диссертации как предварительные шаги по пути создания нового государства.

«При обсуждении в Вашингтоне плана Маньчжурской экспедиции Н.К. Рерих уже учитывал перспективу будущего строительства на Дальнем Востоке. В основу была положена экономика. Первым предварительным шагом на пути создания нового государства стала организация кооперативов» (стр. 276).

Н.К. Рерих никогда не связывал создание кооперативов с политическими целями, в чем легко убедиться, ознакомившись с высказываниями самого Н.К. Рериха:

«Нечего скрывать и о сельскохозяйственном кооперативе, который предполагается. Такое благое начинание не имеет ничего общего с политикой <…>» (Рерих Н.К. Письма З.Г. Лихтман. Архив МЦР. № 2505. Письмо от 30.01.36. С. 710).


«Если бы бывший друг!» [Уоллес] хотел объяснить сельско-хозяйственн[ый] кооператив как политику, то каким же образом он сам в нем хотел участвовать и внес 4500 ам. долл. На начало кооператива? Пусть и об этом адвокаты знают, ибо идея культурно-экономических кооперативов всегда была в нашей программе, чтобы все культурные дела не рассчитывали только на пожертвования, но были самостоятельными и самооплачивающимися. Ведь и здание Музея предполагалось на том же кооперативном основании и лишь амери[канский] кризис 30 года подорвал эту программу. Вот и в Риге сейчас сложился издательский кооператив, проектируется и другой <…> Ведь и Белуха и Ур[усвати] все предполагались как кооперативы для широкого культурно-экономического преуспеяния <…>». (Там же. Письмо от 27.09.36. С. 227).


«Кооператив есть полезнейший вид общественности. Это свободное начало должно быть применяемо с первых лет образования. Школа есть начало образования, которое будет развиваться в течение всей жизни. Учащие и учащиеся — прежде всего сотрудники. В этих дружеских многообразных трудах выковывается здоровое поколение, здоровое творчество. Академия есть колыбель творчества. Нет разделения на прикладное и высокое искусство. Всякое хорошее искусство и высоко и жизненно. Искусство есть двигатель культуры. Дайте народу его исконное достояние».

(Рерих Н.К. Академия // Рерих Н.К. Листы дневника. – Т. 2. – С. 407).


«<…> вполне возможно, что злоумышленники делают всевоз­можные гнусные подтасовки. Например – всюду, где имеются в виду сельскохозяйственные кооперативы, злоумышленники могут сказать, что это было нечто политическое. Но Вы-то все знаете, что на­ши Культурные Общ[ества| и организации реши­тельно ничего политического в себе не содержат. И в странах, где каждый политический намек был бы недопустимым, именно наши Общ[ества] не вызы­вают никаких противодействий со стороны мест­ных правительств. Вы отлично знаете, что в наших программах всячески подчеркнута исключительно культурная деятельность».

(Рерих Н.К. Письма в Америку. – М., 1998. – С. 121).

 

Приведены цитаты из копии писем, оригиналы которых направлены Н.К. Рерихом в Америку. В.А. Росов, работая в архивах Америки, знал об этих свидетельствах самого Н.К. Рериха. Но он не привел их в своей диссертации. Вместо этого диссертант формулирует ложные суждения, что будто бы при помощи кооперативов Н.К. Рерих создавал экономические основы нового независимого государства.

9. В.А. Росов представляет Н.К. Рериха сотрудничающим с ОГПУ, хотя во вступительной части диссертации утверждает обратное.

«В конце 1990-х годов появились историко-мистические романы и повести, искажающие представления об экспедициях Н.К.Рериха, – Олега Шишкина «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж», Антона Первушина «Оккультные тайны НКВД и СС», Игоря Минутко «Искушение учителя: версия жизни и смерти Николая Рериха». На страницах первой, наиболее популярной книги, например, утверждается, что Н.К.Рерих являлся агентом советских спецслужб и осуществлял свою Центральноазиатскую экспедицию «под руководством» Я.Г. Блюмкина. Научные исследования не подтверждают данную версию, так же как и официальные представители Службы внешней разведки» (стр. 8–9).

Однако далее в диссертации В.А. Росов пытается представить сотрудничество Н.К. Рериха с ОГПУ.

«Но самая замечательная встреча произошла в ГПУ <…>» (стр. 138).

«Первый визит туда [в ОГПУ – прим. МЦР] «без сомнения и страха» Николай Константинович нанес вместе с сыном Юрием. Таким образом установились дружеские отношения с заместителем председателя ОГПУ Михаилом Абрамовичем Трилиссером» (стр. 138).

«<…> 27 апреля, супруги два часа провели в беседе с Михаилом Абрамовичем. Предмет переговоров был значительным. При отъезде Н.К. Рерих дал своим сотрудникам указания для разговора с Трилиссером <…>» (стр. 141).

Для того чтобы понять, что диссертант действительно пытается утвердить, якобы, имеющуюся связь Н.К. Рериха с советской разведкой, обратимся к его книге «Николай Рерих: Вестник Звенигорода», которая и положена в основу диссертации:

«В начале прошлого века было естественным служить на пользу отечеству любым доступным способом. Путешественники Козлов и Пржевальский выполняли задания Генерального штаба и занимались разведкой. Сотрудничество Рериха с ОГПУ – это тоже часть его метода, добиваясь главного, принимать все ради всего». (Росов В.А. Николай Рерих: Вестник Звенигорода. – Книга 1. Великий План. – СПб., 2002. – С. 194).

Как видим, здесь В.А. Росов открыто заявляет о сотрудничестве Рериха с советской разведкой. В книге присутствует тот же набор бездоказательных утверждений, что и в диссертации. С одной только разницей – в диссертации отсутствует прямое утверждение о сотрудничестве Н.К. Рериха с ОГПУ.


О посещении ОГПУ.

Вряд ли сегодня кто-то помнит о том, что ОГПУ в то время невозможно было миновать никому, кто въезжал в СССР или выезжал обратно. На это и рассчитывает Росов. Это ведомство тогда занималось вопросами виз, разрешениями на проведение работ внутри страны зарубежными организациями, разрешениями на перемещения по стране представителей этих организаций, в том числе и разрешением на выдачу оружия для их самообороны, и многими другими вопросами. Поэтому обойти ОГПУ для американских сотрудников Рериха было невозможно. Но как это подает диссертант!

Он приводит небольшой отрывок из дневника З.Г. Фосдик, в котором Зинаида Григорьевна восторженно отзывается о встрече в ОГПУ. Нет сомнения в том, что, делая эту запись, она понятия не имела, с кем она беседует и где, в отличие от своего собеседника. Для Зинаиды Фосдик, в раннем детстве вывезенной из России родителями в Америку и приехавшей совсем в другую Россию, будущему которой Рерихи придавали огромное значение, все встречи приносили воодушевление и восторг. Не были для нее исключением и встречи в ОГПУ. Только этим и можно объяснить запись о «замечательной встрече». Но Росов навязывает нам свою трактовку этой встречи – «установление дружеских отношений Рерихов с заместителем председателя ОГПУ Михаилом Абрамовичем Трилиссером». Как обычно, Росов «забыл» сказать о том, что Трилиссер был руководителем иностранного отдела ОГПУ, советской внешней разведки. А это уже придает совсем другое значение посещениям Фосдик ОГПУ. Именно этого и добивается В.А. Росов, который настойчиво подводит читателей своей диссертации к мысли, что Н.К. Рерих использовал своих американских сотрудников для связи с руководителем советской разведки.

В.А. Росову хорошо известно, что Н.К. Рерих никогда не был связан с ОГПУ даже в виде дружеских связей с руководителем иностранного отдела ОГПУ (внешней разведки) М.А. Трилиссером. Этому существует много доказательств:

- жизнь и творчество Рерихов;

- решение московских судов 1996 г. в отношении клеветнических публикаций О. Шишкина о сотрудничестве Рерихов с ОГПУ;

- рассекреченное и переданное из Службы внешней разведки РФ в МЦР дело на Рерихов, заведенное на них в период нахождения экспедиции Н.К. Рериха в Москве и Монголии. Материалы этого дела свидетельствуют, что за Рерихами следили, посылали на них доносы и проводили различные провокации;

- исследования МЦР в архивах;

- выступления руководителя пресс-службы Внешней разведки РФ Ю. Кобаладзе в прессе и на телевидении.

 

10. Диссертант незаконно использует записи из дневников Е.И. Рерих, которая запретила публиковать еще не изданную ее часть ранее, чем через 100 лет после ее смерти (1955 г.). При этом смысл записей В.А. Росов подвергает фальсификации и подлогу.

«Итак, тибетские власти отказались принять посольство Всемирного Союза, и Далай-ламой на Западе был избран Н.К. Рерих (согласно дневнику Е.И. Рерих). А заместителем Далай-ламы в Америке – младший сын Святослав, который в этот период действительно увлекался буддизмом. Оценивать объективно подобные явления невозможно, остается только констатировать факт. Никаких документов о проведении Собора буддистов пока не найдено» (стр. 124).

Елена Ивановна Рерих на протяжении 35 лет (с 1920 по 1955 гг.) вела дневники, в которых делала записи на основании своих бесед с Учителем. Незначительная часть этих записей была Еленой Ивановной подготовлена к публикации, и они еще при ее жизни были изданы в виде книг «Учение Живой Этики» и после ее смерти – «Напутствие Вождю». Данные книги периодически переиздаются массовыми тиражами, в том числе и в России.

На издание остальной части своих дневников Е.И. Рерих наложила запрет: не читать, не делать выписок, не цитировать и не публиковать ранее, чем через 100 лет после ее смерти. Об этом свидетельствуют письма Е.И. Рерих, хранящиеся в МЦР в архиве Рерихов.

Из письма Е.И. Рерих в Америку от 3 декабря 1937 г.:

«Передавая эти тетради-манускрипты на хранение, я всегда указывала <…>, что никто не имеет права их читать или делать из них выписки. Поэтому всякое своевольное цитирование оттуда терминов и выдержек я рассматриваю, как нарушение прав писателя и моего доверия. Философия этики и исторические легенды и традиции, составляющие главное содержание этих манускриптов, были записаны и компилированы мною. <…>

Отдавая Вам на хранение и когда Вы отвозили их в Нью-Йорк, я всегда наказывала, чтобы книги эти лежали в сохранном месте и никто не читал и не делал какие либо выписки из них. <…>

Настаиваю на том, что каждая тетрадь-манускрипт содержит материал, который не был еще опубликован, потому никто не имеет права доступа к нему».


Из письма Е.И. Рерих от 23 января 1948 г.:

«Книги эти будут лежать в хранилище, и вероятно раньше столетия никто не будет иметь к ним доступа».


Из письма Е.И. Рерих в Америку от 11 августа 1948 г.:

«Зиночка права, что опыт мой сейчас почти не доступен пониманию и потому записи будут храниться в определенном месте и вероятно лет через сто будут изучаться и станут доступны интересующимся лицам».


Из письма Е.И. Рерих в Америку от 20 августа 1954 г.:

«Огненный опыт тоже будет запечатлен и мне сказано собрать то, что останется с сотрудниками ближайшими. Остальное будет сохраняться в особом месте и, вероятно, будет доступно для ознакомления не раньше ста лет после моего ухода».

 

Причина такого запрета сегодня очевидна и состоит в том, что сознание исследователей еще не готово воспринять всю высоту идей космической направленности эволюции человечества, раскрываемой в дневниках Елены Ивановны Рерих. Одним из ярких доказательств этому служат работы В.А. Росова, который, не поняв высоту философско-этических идей космической эволюции человечества и связанных с этим пророчеств, отображенных в дневнике Е.И. Рерих, извратил их до уровня авантюрного геополитического проекта 20-х годов прошлого века, который, якобы, Н.К. Рерих пытался осуществить.

Но В.А. Росов нарушил не только запрет автора дневников. Он совершил скрытый и явный подлог. Скрытый подлог заключается в фальсификации идеи «Новой Страны»: превращение философско-этической идеи – о будущей стране Великой Культуры – в процесс создания нового государственного образования в Центральной Азии. А явный подлог заключается в том, что автор диссертации приписывает дневнику Е.И. Рерих то, чего в нем никогда не было. Например:

«<…> Далай-ламой на Западе был избран Н.К. Рерих (согласно дневнику Е.И. Рерих). А заместителем Далай-ламы в Америке – младший сын Святослав <…>» (стр. 124).

Диссертант не доказывает данное утверждение цитатой из дневника Е.И. Рерих, так как ее не существует. Но В.А. Росова это нисколько не смущает и далее он пишет:

«Оценивать объективно подобные явления невозможно, остается только констатировать факт» (стр. 124).

Такими бездоказательными фактами переполнена вся диссертация В.А. Росова.

 

Общие выводы:

1. Эти утверждения диссертации В.А. Росова «Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию (1920-е и 1930-е годы)» в отношении Рерихов – выдающихся представителей российской культуры являются бездоказательными, ложными и оскорбительными.

2. Такая направленность диссертации является сознательным действием В.А. Росова по распространению ложной информации о Рерихах.

3. Нельзя допустить утверждение диссертации В.А. Росова, поскольку в случае ее утверждения в научный оборот будет введена ложь о Рерихах.

 

Первый заместитель Генерального
директора Музея имени Н.К. Рериха
Международного Центра Рерихов                                                            А.В. Стеценко

СТРАНИЦЫ  123